Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Denken

Дом на кленовой улице.

Дом на кленовой улице впустил в себя новую гостью. Она была тонкой, словно веточка и совсем не умела летать.
Там уже жили: Тая и её блокнот, Махо и голуби, Сукори с Таро, которого никто и никогда не видел, но о проделках которого говорили все. Рита со своей Лисичкой тоже там жили и так же доставляли хлопот соседям.
Соседи были страшные и носили темные балахоны.
«Сектанты какие-нибудь», подумала Марина, разглядывая в окна двор, по нему сновали темные фигуры. Молча, они разносили талоны на крупу.
В голове у Марины не укладывалась вся эта несуразица. Сначала она думала, что что-то не так, не понимая, что именно, а потом вдруг поняла – что.
-Что это?
Мари ткнула в спину Махо. Крылышки Махо дернулись и снова опустились.
-А ты про это. Наверное, так надо.
Махо улыбалась. Тут все улыбались и бегали туда-сюда, вопя по чем свет. Мари вздохнула. И попробовала крылья эти Махо отодрать.
-Ай, больно! – Вопила Махо и била в деревянный пол кулачком. Мари дергала за её крыло, уперев одну ногу в затылок поверженной Махо, а вторую – в стену.
-Не отрываются. – В сердцах воскликнула Мари и потрогала через спину свои, скосив глаза и с приоткрытым ртом трогающая крыло, она выглядела такой смешной, что Махо перестала плакать и начала смеяться.
-Дурдом.
Констатировала Мари, пошла на чердак отобрала у кота сигареты, после чего залезла в подвал и выпила последнюю бутыль вина, разогнав попутно всех мышей. Мыши не обиделись, зато охотиться на них прибежала Лисичка. Она-то и разбила недопитую бутыль вина из рогатки.
Весь вечер и всю ночь Мари гоняла Лисичку по окрестным холмам и лесам, пока не загнала в пещеру Святого Леса.
Когда на утро они вернулись обе драные, но довольные, все поняли – что-то случилось. Лисичка улыбалась не полным набором зубов и твердила, что теперь взрослая. Сукори крутила пальцем у виска, смотря то на лисичку, то на две головы её выше Мари.
Тая сняла у Лисички показания и записала в свой блокнот, после чего ушла рисовать цветы. Рита, наконец, призналась Лисичке в любви. День пролетел незаметно, а за ним следующий и следующий. К тому моменту как пришла осень, а перед домом вперемешку с ярчайшей листвой летали сектантские талоны на крупу, все окончательно передружились.
Марина спала под чердаком. Оттуда она утром, открыв чердачное окно, могла смотреть на речку вдалеке. Мари так и не вспомнила, как тут очутилась, но не особо горевала об этом.
Да – она научилась махать крылышками в такт воображаемой музыке, но никому этого не показывала.


Blick

Сага о Винланде, Vinland Saga.

 
Главное причиной заселения Гренландии, несмотря на все трудности было нежелание некоторых семейств викингов продолжать дело своих предков, то есть жить либо войной либо разбоем. Говоря проще – это была ледяная и суровая страна мечта. Многие историки удивляются странному названию страны и ищут причины в той траве, что изредка пробивалась там из-под снега.
Но если бы они жили в те годы. Если бы они были викингами, они бы поняли весь смысл этого имени, такой простой – это была мечта. Мечта о зеленых лугах, стремление к свободе и счастливой жизни в кругу семьи, а не вечным странствиям по морю и набегам, крови жестокости и насилию. Они назвали так этот кусочек льда, где не было даже леса, чтобы там что-то строить его приходилось везти с материка. Они его так назвали потому что хотели иметь свою родину зеленую, тот край где на траве смогут играть их дети, где они будут свободны – в первую очередь от законов того времени, их племени, заветам их предков. От законов войны. Именно поэтому викинги плыли на запад и искали земли и дальше Гренландии, на примитивных судах хоть и обладавших превосходными мореходными качествами по тому времени, но все же они были примитивней европейских и не приспособлены к длинным плаваниям.
Collapse )
    
Link

Evangelion Not End...

 
"Горы. Тяжелые горы. Они меняются очень долго. Небо. Синее небо. Что-то невидимое, что-то видимое. Солнце. Оно только одно. Вода. Что-то приятное. Коммандующий Икари. Цветы. Их много одинаковых, их много бесполезных. Небо. Красное, красное небо. Красный цвет. Я не люблю красный. Извергающаяся вода. Кровь. Запах крови. Девочка, которая не исходит кровью. Люди созданные из красной почвы. Люди созданные мужчиной и женщиной. Город. Его создали люди. Ева. Её создали люди. Что такое человек? Его создал Бог. Люди были созданы людьми. У меня есть жизнь и душа. Сосуд души. Контактная капсула..."

"Люди боятся темноты, и они вычищают её огнем, чтобы выжить."

"Ты избегаешь личных связей… неужели близость так пугает тебя? Если ты ни с кем не близок — тебя никто не предаст и не сделает тебе больно. Однако так ты никогда не забудешь об одиночестве. Человек всегда одинок, он не может полностью избавиться от одиночества. Но он может забыть о нём. В этом человек находит силы жить.
… Человек всегда носит боль в своем сердце. Сердце его болит, поэтому вся жизнь для него боль. Ты хрупкий как стекло. И этим ты мне симпатичен. Проще говоря — я люблю тебя..."
Collapse )
Muse

Главный Эксперимент БАК (1)

Текст с сокращениями взят отсюда http://www.facultetbook.com
И выложен здесь https://www.ras.ru/forum/forum_threads_list.aspx?viewpage=1&sectionid=3551d9dd-f026-4213-9414-cc554750f490

Главный Эксперимент БАК

«Если тысячи солнц встанут разом над миром, человек станет смертью, угрозой Земле...»
Слова из древнего индийского эпоса «Махарабхарата», произнесенные «отцом» атомной бомбы Р.Оппенгеймером после первого в истории атомного взрыва 16 июля 1945 г. в 5.30
«Мы люди, мы просто люди. Не больше и не меньше. Только вот что это значит? Быть человеком…
Наверное, каждый решает сам для себя. Но вот если,… он решит не быть им? Кто его сможет осудить, ведь суждение это только отношение. Твое, мое, к чему-то. И все»
Слова из нашего форумного рассуждения на тему человека. Ночь 2009-12-07.


Я узнал про дневник случайно. Лучше бы я про него не узнавал. И про то, что было в нем. И все закончилось бы без моего вмешательства. Так, правда, легче. Это как выбрать красную таблетку и потом все время всю жизнь об этом своем секундном выборе сожалеть.
Ну, по крайней мере, в данном случае эта жизнь будет недолгой.
Это и успокаивало меня.
Collapse )
Spinngewebe

Шиповница арахиса и масло на животике у Ани. (черновик)

Я лежу на трассе, где нет машин, смотрю на почти черное дневное небо синевы и вся смеюсь.
Тут и в правду почти нет машин, одна на сто километров одна на час…
Я не самоубийца, если что, вы неправильно поняли или подумали.
Просто лежа рядом в то ли земле то ли песке похожем на пыль, что покрывает растрескавшуюся землю, я бы не чувствовала «этого». Оно не только в небе – оно везде, в полыни и стоящих неподалеку кактусах тоже. Они эти странные колючие фигуры – прям как люди.
Ежики с иголками.
Можно это почувствовать, если нестись, давя со всей силы на газ, мне достаточно просто лежать.
Земля и так быстра, а время и так несет меня.
Я вытягиваю вперед руки. Вперед - значит вверх!
-Вот че-ерт…
-Я сейчас…
А в горле привкус детства.
Надо мной склонилась голова, она закрыла от меня солнце, что так неумолимо, как и время. В этом месте, в эти дни.
-Мы едем дальше?
-Или ты еще полежишь?
Она издевается да, наверное, да… так и есть, посмотрите на эту улыбку!
***
«Черный Кардинал» с виду был похож на катафалк. Четыреста литров бензина. Это как V6 поставить на мопед, только круче. Что-то в нем было притягивающее взгляд.
-Что в нем притягивает мой взгляд? – Спросила Амэ воздух.
Воздух дрожал. Во рту просыпалась жажда.
-Сколько еще? – Спросила Линда. – Мы успеваем на концерт?
-Звезда… звезда Шерифа?
-Группа «Звезда Шерифа»! – Поправила Линда. – Она мой клон. Солистка. Выглядит как я, думает как я, дышит как я, но умрет не как я. Или я – не как она. Не знаю у кого из нас лучше судьба. Прямо Ноно Рири пустошей! А в глазах – розовые звезды… И она – на самом деле шериф всей еще живой Америки!!! Представляешь?!
-Счастливая. – Прошептала с тихой грустью Амэ. Во рту полыхала жажда. Амэ не привыкла к ней, и почему-то пыталась осмыслить. – Я не знаю что такое «лучше». Когда-то понимала, что лучше для меня. А теперь – не знаю.
-У тебя нет судьбы? – Спросила Ли. Она открывала багажник, под пристальным взглядом двух курящих на собственной заправке стариков-индейцев Ли ставила канистры с авиационным топливом. Поблизости было кладбище самолетом, и не скажешь – довоенное оно или уже после превратилось в свалку.
Возможно, тут был когда-то военный аэродром.
-У меня… - Сказала Амэ ветру, который нес пыль по улице. – Есть судьба. И она тоже дышит…
Линда вскочила за руль. Она привыкла. Последнюю неделю Амэ разговаривала сама с собой. Или, по крайней мере, с кем-то, кого не увидишь обычными глазами. Линда поправила очки. В них отражался буро-желтый мир.
Амэ закрыла глаза. Старая песня. Вокруг – люди, на всех желтые каски. Девушки, их трое. Толпа. Они выделяются из цветастой толпы. Венки? В руках – цветы. Они улыбаются. Мысли солдат: они обкурились травы, как жаль, мы не хотим этого делать. Мысли девушек: такой странный мир, мы никогда не хотели, чтобы он с нами такое сотворил…
Залп. Потом – был залп.
-Ам-э… - Жалобно протянула Линда, вцепившаяся зубами в обтянутый столетней кожей руль. – Мы едим или едем?
Collapse )