January 22nd, 2012

Denken

Дом на кленовой улице.

Дом на кленовой улице впустил в себя новую гостью. Она была тонкой, словно веточка и совсем не умела летать.
Там уже жили: Тая и её блокнот, Махо и голуби, Сукори с Таро, которого никто и никогда не видел, но о проделках которого говорили все. Рита со своей Лисичкой тоже там жили и так же доставляли хлопот соседям.
Соседи были страшные и носили темные балахоны.
«Сектанты какие-нибудь», подумала Марина, разглядывая в окна двор, по нему сновали темные фигуры. Молча, они разносили талоны на крупу.
В голове у Марины не укладывалась вся эта несуразица. Сначала она думала, что что-то не так, не понимая, что именно, а потом вдруг поняла – что.
-Что это?
Мари ткнула в спину Махо. Крылышки Махо дернулись и снова опустились.
-А ты про это. Наверное, так надо.
Махо улыбалась. Тут все улыбались и бегали туда-сюда, вопя по чем свет. Мари вздохнула. И попробовала крылья эти Махо отодрать.
-Ай, больно! – Вопила Махо и била в деревянный пол кулачком. Мари дергала за её крыло, уперев одну ногу в затылок поверженной Махо, а вторую – в стену.
-Не отрываются. – В сердцах воскликнула Мари и потрогала через спину свои, скосив глаза и с приоткрытым ртом трогающая крыло, она выглядела такой смешной, что Махо перестала плакать и начала смеяться.
-Дурдом.
Констатировала Мари, пошла на чердак отобрала у кота сигареты, после чего залезла в подвал и выпила последнюю бутыль вина, разогнав попутно всех мышей. Мыши не обиделись, зато охотиться на них прибежала Лисичка. Она-то и разбила недопитую бутыль вина из рогатки.
Весь вечер и всю ночь Мари гоняла Лисичку по окрестным холмам и лесам, пока не загнала в пещеру Святого Леса.
Когда на утро они вернулись обе драные, но довольные, все поняли – что-то случилось. Лисичка улыбалась не полным набором зубов и твердила, что теперь взрослая. Сукори крутила пальцем у виска, смотря то на лисичку, то на две головы её выше Мари.
Тая сняла у Лисички показания и записала в свой блокнот, после чего ушла рисовать цветы. Рита, наконец, призналась Лисичке в любви. День пролетел незаметно, а за ним следующий и следующий. К тому моменту как пришла осень, а перед домом вперемешку с ярчайшей листвой летали сектантские талоны на крупу, все окончательно передружились.
Марина спала под чердаком. Оттуда она утром, открыв чердачное окно, могла смотреть на речку вдалеке. Мари так и не вспомнила, как тут очутилась, но не особо горевала об этом.
Да – она научилась махать крылышками в такт воображаемой музыке, но никому этого не показывала.