May 17th, 2010

Einsamkeit

География Лэйн

shahovnitsa

Хрусталь. Чужие небеса.


Хрустальные самолетики вились изгибом ленты между двух бордюров по обе стороны ручья-здания. За край его уходила дорога, по которой они шли, она петляла несколько раз, извиваясь, а потом кульбитами американской горки отправлялась, вверх к небесам, где облака отражались неправильностью пугавшей сначала непривычных к этому в водной глади.
-Над нами вода!
Она вся сжалась. Страх возник внезапно, на долю секунды, даже у Арисы. Она смотрела вверх и любовалась отражением их города в воде, там, за облаками.
Там... Горизонт сильно искривлен, размеры этой луны невелики и из-за этого, и высокой плотности воздуха, сильно искривления лучей, создается такой эффект.
В первую минуту, когда она ступила на город на Юноне, она тоже подумала, что он может рухнуть на них. Там, в том городе, над ними был еще один город. И здания виднелись за облаками сверху. Ощущение давления нарастало, она не могла отвести глаза. Тогда её увели в помещение и сделали инъекцию успокаивающего.
Вот бы никогда не подумала, что у меня тоже может быть приступ агорафобии. Хотя это не совсем она. Ведь страх быть раздавленной, тот, что прячется в генах, но почти никогда не проявляется на Земле, где давить тебя просто нечему, это ведь не страх открытых пространств. Но что-то вроде.
Страх захлебнуться тоже. И тут дело даже не в нем. Просто если смотреть вверх…
Collapse )
Unsicherheit

Колыбельная сумрака

девочка Аянами Рей косплей
Колыбельная утра, горы листьев, все в цветах
Старый дуб, и ежевика, и тропинка неприметна
Много зелени, и света, и оттенков много разных
Слишком много отчужденья
В этих столь знакомых чудных снах
Слишком много старых мыслей
Слишком много потаенных
И почти уже забытых
Но таких родных и близких
И почти уж ненавистных
Но все сладких, одиноких
Бирюзовых и лиловых
Тихих легких и немых
Столь же диких, сколь и тайных
Столь же важных, сколь и мирных
И убийственно красивых
Диких детских белых грезах
Вечных утренних мечтах