May 8th, 2010

Unsicherheit

Карта к роману сестры "Красная Стрела"

Карта Московского Метрополитена 2025г. 
Карта к "Пути в никуда" Сибо... эффект промокших складок склеенности скотчем и повторной пропечатанности... Половина станций так и осталось в прежнем виде (2033-2034+), но они не играют никакой роли в романе. За основу взят фон от другой работы, дальше штамп и мои глюки. А дальше самого дальнего рубежа - уже глюки её...на ветку форума Сибо по 2025му


Стихи про постъядер вообще и метро в частности...

Глазами кота.

Поверь мне, раньше тут носились поезда,
Теперь молчат и медленно ржавеют рельсы.
Они забудут стук колес, они забудут навсегда,
О поездах, лишь глухо катятся по шпалам стреляные гильзы.

И собирает кости смерть, и расцветает жизни новый мир.
Ряды людей будут редеть, другие твари тут устроят пир.
Когда-то вновь пойдут по рельсам уже другие поезда.
И вновь усядутся в них пассажиры, спеша в привычные дома.

Все повторится снова, и вновь после зимы придет весна.
Жизнь негасима, она, набухнув тишиной, оттает ото сна.
И обернется новым миром, уже другие чудеса и бесы,
Будут кружить людям ума, сердца порвутся, вновь война.

И снова мертвый мир – и вновь пустые города,
Замерзнут в алчности людской, века так быстротечны.
И жизнь сражается сама с собой, стремясь исчезнуть навсегда.
Не одолеть ей тут себя, века природы мертвой бесконечны.


Охотник и Зверь.

Под Черной Луной, когда канонада вновь смолкла,
Тропинка Забытых вела, остался один лишь покой,
Туда, где сольются Водой, останки второго полка,
Чужое Небо и вздыбленная Земля, вставали грядой,
Ложилась Волна, хороня лес собой, и пыль поднимала,
Летящей молвой, по деревням и селам, легенда жила.

Он каждый раз заново проверял шанс свой на жизнь,
И шел тропой одной и мучительно древней, зачем и куда?
Дорога одна, в конце виден свет, и шепчет тот глас – откажись!
И старый затвор вновь съедает патрон у глубокого Звериного следа,
И снова в глуши раздается далекого прошлого звон – выстрел гремит,
В Лесу из утоптанных листьев бредет он один, гряда впереди его манит.

Заржавел механизм, снова клинит патрон, он прикладом их бьет,
И вновь как всегда отворяет врата или пасть та звериных судьба,
Она верит и ждет, этот миг настает, и последний охотник тут сгинет,
И вновь сжирает механизм свой любимый патрон, ствол откроет глаза,
Грянет гром, боль вскричит и ударом металла зверя плоть разорвет,
И останется лишь запах пороха, крови, тишина пустота навсегда.


Примечания:
Про Механизм - Механизм не может спасти жизнь, зато он может её отнять у того кто собирается твою похитить. Механизму она не нужна, он не вор, он не преступник, он не пользуется тем, что берет без спроса. Механизмы создавали люди. Это не плохо и не хорошо, последние критерии умерли сорок лет назад, когда «Поднималась Земля». Отцам северного племени незачем учить детей Прошлому, они и не учат.
(Про Охотника, что бродит по лесу и меланхолично мочит все что движется.)