Глеб Лэйн (lainr0n) wrote,
Глеб Лэйн
lainr0n

Истории Мелодий (Пролог 1_1 часть вторая, Тех Марико)



Все персонажи, судьбы, места и явления, имена, фамилии, мнения и наименования в цикле романов «Истории Воспоминаний» и подциклах «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война» были выдуманы группой Странников-соавторов, любые совпадения с той или иной реальностью случайны и объяснимы структурой Мультиверсума, то есть множественного мира, где любое событие порождает бесконечное число альтернативных вселенных, дополняющих друг дружку до объективной истины, сутью которой является постоянная борьба взаимоисключающих начал и всевозможных вариантов судеб разных героев. То есть, если персонаж совершает какой-либо поступок – вселенная делится на бесконечное число альтернативных, в которых он его совершил или нет, где этот или иной поступок привел к тем или иным последствиям как для мира, так и для самого персонажа. Время многомерно, прошлое растет из будущего и на него влияет альтернативное настоящее, строгой последовательности причин и следствий в Мультиверсуме нет вне воображения его обитателей.


Истории Воспоминаний, пролог (продолжение предыдущего поста).
-Нет, Эллис, это другая инопланетянка, которая завелась в другом шкафу. – Пояснила ей Кирика. – Ту звали Рэн, а эту – Ния. Ты помнишь своё предыдущее воплощение, хотя воспринимаешь его как преподнесённое тебе случаем анимационное творение. И вообще мы на разных все уровнях бытия, я на более высоком, чем Кино, а ты – на более высоком, чем я. Поэтому я могу общаться с Кино и другие видящие Кино и Гермеса и осознающие их не осознают меня, хотя я и могу влиять на их поступки – они осознают это влияние по своему. А ты можешь следить за нами, лежа в кровати и спрятав под подушку свою книжку, в то время как мы тут, а ты – там. Всё дело в уровнях существования, да Гермес – это самая длинная моя речь за последние двести лет, спасибо за напоминание. Эллис – ты поняла, о чём я?
Эллис кивнула четыре раза: два вертикально и два горизонтально, а потом спряталась с головой под одеяло. Вот они всегда такие, эти «воображаемые друзья»...
Стоит увидеть, прочитать, узнать, подслушать что-нибудь интересное – как они тут как тут. Ну, или там, где-нибудь.
Сейчас вот они побывали в мире, где в паре лье от школы совершил аварийную посадку корабль пришельцев-беженцев из иного мира. И теперь они работают вместе с людьми, причём на самых незавидных местах работы. Есть такая девочка Маю, она живёт в впроголодь, но очень гордая, всюду ходит чистая и опрятная, стесняется своего нищенского положения, но строит планы на будущее и всегда уверена в себе. И есть такая Ния, у которой когда она смеётся – щёчки румяные и взгляд озорной. У неё маленькие и остренькие как у полурослика ушки. Она милая проказница и постоянно занимается Важной Ерундой, которая приводит к неожиданным последствиям.
Пока Маю училась и вкалывала на работе, чтобы концы с концами свести (и не отправиться к отцу, оставившему ей на память старые наручные часы по которым жила эта трудолюбивая и тихая девочка) её странная инопланетная подружка облюбовавшая шкаф и лишь после пары драк согласившаяся делить его ещё и с трёхцветным котом собрала из сподручных материалов машину времени. Правда начинала собирать НЛО но, найдя два старых пылесоса и один допотопный радиоприёмник с приставкой Сега Мега Драйв [две Денди у неё уже были] – решила на этом не ограничиваться.
В первое своё путешествие во времени она прихватила отличницу Каэдэ, которая заслужила симпатии инопланетянки тем, что млела от всего инопланетного и вела в сети блог про пришельцев школы номер девять.
-Так машина времени и вправду работает! – Подумала вслух Каэдэ, едва они попали в прошлое. – Эрика ни за что не поверит, пока не сели батареи я Должна это опубликовать в сети! Ой, тут же нет интернета, что дела-ать!?!
А Ния уже показывала Ньютону учебник по физике девятого класса. Ньютон был в ужасе. Он ни с чем во всём этом бреде не желал соглашаться!
-Как вам могут преподавать эту чушь! – Орал он. – Теория относительности, да любой шут придумает в тысячу раз лучше, этот ваш Эйнштейн – вы там, в будущем все с ума посходили!? Ушли от твёрдой как гранит науки к какой-то... параноидальной магии! Идиоты!!!
-Я с вами полностью согласна. – Важно кивнула ему знавшая все языки на свете Каэдэ. Она не училась в Канаде лишь потому что её пугал окровавленный клён, ведь её имя «Каэдэ» тоже значило «Клён»...
И тут её прорвало.
«Кто-нибудь, остановите эту девочку!», было написано под её весёлой рожицей – и расклеено на каждом школьном углу. Награду предлагали в жвачках, и обращаться следовало к федеральному маршалу школы. Но Каэдэ уже было не остановить – Темпоральная Хулиганка познала вкус Темпорального Хулиганства. Она показывала сохранённые карты Google в девятнадцатом и семнадцатом веках – в последнем визгу было больше чем с Ньютоном. Усадив вокруг Монолита предков человека разумного – как могла жестами объясняла им теорию струн. «Есть такие тонкие мембраны подобные струнам из свёрнутых лишних измерений, они колеблются, порождая материальный мир...», убеждала Каэдэ Бетховена. Тот утвердительно кивал, вряд ли он что-то слышал из того что эта странная девочка ему говорила – он как раз начинал писать свою девятую симфонию и вокруг него как мухи вились масоны предвкушая оду радости в качестве Гимна Порочного Евросоюза. Сделав перевод Ницше через Гугл Транслейт на древнегреческий – распечатала и подарила Аристотелю. 
-Ну вот. – Подумала грустная Аманэ Судзухара – Крыжовница-тян с глазами, словно ягоды зеленого грустного крыжовника. Она смотрела на эту хохочущую на улице, словно Ягами Лайт – первый Кира с тетрадкой. – Сейчас на бедняжку выйдет институт защиты хронологии высших приматов и начнётся третья темпоральная война, это которая была до второй и первой. Ладно, кажется мне пора – за мной вон зелёный автомобиль с тёмными стеклами Они послали...
Аманэ тоже была путешественницей во времени и с каких-то пор боялась тонированных автомобилей, за стеклами которых прятались носящие нуарные шляпы люди из команды корректировки реальности. Поэтому она очень быстро крутила педали и постоянно оглядывалась – неудивительно что врезалась в столб. А Каэдэ хохотала. Ния апгрейдила свою машину времени закусив язычок. Потом пришла с работы (которая была после старшей школы) Маю-тян и принесла продукты. Мяса было так мало, что Ния не знала, как его делить – на пополам уж слишком мало получалось.
-Наверное, мясо может есть тот, кто работает и приносит в дом продукты. – Смиренно заявила Маю-тян. Ния сунула ей в нос баллончик с газом для газовой горелки. – Ты это на свалке нашла?
-Это мой вклад в копилку нашего общего дома.
Они попробовали приготовить мясо с овощами на этом странном синем пламени и едва не устроили пожар – баллончик дефектным оказался, теперь в крыше дома была дыра в метр и Ния могла в ясные ночи смотреть на звезды. Где-то там далеко... был её дом.
-Что это было? – Так спросила свою спутницу Кирика.
-История о тяжких трудовых буднях с мальчиковатой и несносной ушастой клыкастой инопланетянкой, которая завелась у тебя в шкафу. – Так ответила ей Кино. – Гермес, ты хочешь пить?
-У меня бензин заканчивается, если вы об этом, но так я могу и потерпеть – обожаю, когда вы меня в гору катите. Особенно в жару. – Так ответил им Гермес, в его голосе доносившемся из старого довоенного мотоцикла не чувствовалось иронии, ему и вправду нравилось когда его катили в гору.
Они заправили Гермеса и снова попали. Куда-то.
-Странно... – Сказала Кирика, смотря на красные прожилки в тенях ярко освещённой улицы. Тут были 90-е XX-го века. – Я... чувствую ностальгию, знакомо, словно выбраться на крышу школы и устроиться в теньке от палящего солнца. Мир снова тонкий вокруг нас.
-Этот мир не настоящий. – Сказала однажды похожая на милого мальчика девочка с заколкой на одном из локонов. У неё была милая наивная ассиметричная прическа (она сама себя подстригала), не настоящие отец и мать и старшая сестра, под конец научившаяся свистеть на частоте допотопного модема. 
Эта девочка жила в городе полном гудящих на частоте 50 Герц проводов, эта девочка закрылась от мира, чтобы познать все тайны жизни и найти свой смысл. Эта девочка была человеком, зачатым и рождённым искусственно, она была ребенком бога, электромагнитной волной – частицей мышления океана людских судеб, автографом ноосферы, по мнению её делавших учёных – а на самом деле она была внеземной программой.
За день до этого к ней наведывался Чужой. Он открыл дверь и смотрел, а Лэйн в пижаме-медвежонке побоялась его впустить в дом. За что Иная Лэйн (на самом деле в этой девочке обитало аж три Лэйн: хираганой, катаканой и латиницей [ромадзи]) сделала ей потом нагоняй. Ведь возможно этот Гость знал Ответы на вопросы, которые не знала ещё она сама!!!
-Ну как? – Так спросила в тот раз новую знакомую Кино. – Став отшельницей, и бросив школу людей, ты открыла что-то новое об этом мире, Лэйн?
Лэйн кивнула. Потом ткнула Гермесу в глаз пальчиком своим. Гермес ойкнул (он обычно жалуется, как Кино попадает на кочки, достаётся её попке и его спицам). Потом Гермеса раскукожило так что он стал похож на инопланетную жирную панду с мордой безмятежно довольной, казалось сам Будда живёт в этой панде занявшей большую часть просторной спальни Лэйн и уронившей пару самопальных мейнфреймов с жидкостным охлаждением, из которых сочилась вода. А потом Гермеса снова через скрытые, свёрнутые измерения собрало в старенький мотоцикл.
-Что это было? – Так спросили её хором Кино и Кирика-тян. – Это был глаз? Мы раньше не замечали, чтобы у Гермеса были глаза на сиденье, покажи, покажи!
Обычная невозмутимость странницы и путешественницы тут им изменила.
-Просто атомно-молекулярные связи эмулируются на квантовом уровне, на котором квантовая матрица (это такой движок на котором запущена наша вселенная) зависима от наблюдателя, так как для упрощения вычислений описывается через него (антропный принцип). Это... широкое поле для багоюза. – Сказала третья ипостась Ивакуры Лэйн, открывая перед Кино и её спутницей дверь из залитой водой (охлаждение системников требовало экстремального подхода, даже стакан с жидким азотом тут не справлялся) спальни, за которой был эльфийский лес, полный призрачных огней и колонн света. Лэйн закрыла дверь, едва увидела удивлённо смотрящего на них маленького эльфа, открыла снова – там были стеклянные коридоры построенного в форме свастики нового здания штаб-квартиры ЦРУ, туда-сюда снова деловые люди. Снова их кто-то заметил, и Лэйн пришлось дверь закрыть. «А можно мне?», спросила её Кино. И Лэйн показала ей, в чём баг. Несколько минут они самозабвенно баловались с забагованной дверью эмулируемой на атомно-молекулярном уровне посредством устаревшей квантовой матрицы мироздания. Так продолжалось, пока что-то там внутри не грокнулось и дверь не стала показывать клубящуюся затягивающую чёрно-фиолетовую пустоту с Голосами. Рейн вздохнула. «Сейчас исправлю», подумала Ивакура Рейн. Похимичила что-то с дверью, вводя её теги (истинные имена) на своём компьютере. Потом снова закрыла и открыла – за ней был коридор с мышиного цвета стенами, которые любили грустные суицидальные японцы в грустные как японская версия Звонка девяностые.  
Потом приходила Ариса, Алиса – только японского разлива. Школьная подруга Лэйн, вообще единственный её друг. Она очень переживала из-за того что Лэйн не выбирается никуда из дому (неправда – один раз Лэйн была в ночном клубе Сиберия, куда её пригласили знакомый хакер-кун и его тян и даже видела как там у кого-то поехала от цифровой наркоты крыша и он застрелился, на Лэйн даже кровь попала).
Лэйн скромно радуясь скромной возможности пообщаться, как истая тихоня рассказала Арисе про Кирику с Кино, их разговаривающий мотоцикл Гермес который жаловался на вредную для его спицованных колёс воду и опыты с забагованной дверью. Ариса щупала Лэйн температуру. Лэйн нравилась ладошка Арисы на своём лобике. Она предложила Арисе соединиться, сначала та испугалась слегка, потом поняла, что имеет в виду Лэйн и согласилась на объятья. «Токи-токи, токи-токи», стучали их сердца. Лэйн была счастлива.
-Привет Маю! Привет Лэйн! – Так поприветствовали они старую знакомую в новом мире, где не успевшие вырасти во взрослых Дети... жили. Просто – жили. Ну и работали ещё, общались, изучали это место – а потом просто тут жили. Это было Странное Место где хотелось просто Жить. И они тут жили. 
-Я Ракка. Можно Лекка, если вы из России, меня тут предупреждали, что по-русски это звучит слегка не так, но это значит Упавшая с Небес. – Так отвечала им девочка, и они поняли – она забыла свои предыдущие жизни. Тут было мило, обнесённый стеной непознанного, за которой расстилался дремучий лес неизведанного – город Вечных Детей целиком состоял из уютных увитых вьющимися растениями домиков, каменные мостовые и каналы, сады и наконец Старая Заброшенная Фабрика, в которой жили Пепельнокрылые – всё утопало в тёплом мягком свете.
Они появлялись из коконов, имена давали обычно по оставшимся воспоминаниям. Вот Ракка помнила, как летит откуда-то к земле, раскинув руки, сквозь облака, там – поля, леса, город и вьющаяся меж ветряных мельниц дорога.
Их община жила на самообеспечении, поэтому Странница с Путешественницей не стали отвлекать Ракку от работы. Просто три дня изучали это место, зная, что и отсюда продолжат свой путь. Они рассказали девочкам из Старого Дома о баге, который нашла Ивакура Лэйн. Потом смотрели как девочки с маленьким грязно-белыми, почти пепельно-серыми крылышками за спиной и кое-как прикреплёнными тусклыми нимбами (у одной он на проволоке держался) открыв багоюзом дверь куда-то в район Донецкого аэропорта зимы пятнадцатого года ходят рядом с шизеющими от холода, грохота артиллерии и ещё этих, с нимбами вокруг ополченцами, на которых всё прут и прут ряды бандерлогов и говорят:
-Всё в порядке, не отвлекайтесь, мы тестируем баг, скоро закончим, вот уже почти закончили, все – продолжайте, простите за беспокойство.
Дверь, которую они открывали в Вечное Лето, была единственной целой и, слегка покосившись – почти висела на косяке в единственной стене, оставшейся от разрушенного тремя пропаданиями «градов» доме. Девочка с крылышками и похожим на бублик нимбом, катавшаяся по улочкам светлого городка на скейте, открыла её сюда – в тот город, в котором родилась и в то время, когда покинула мир начавшейся третьей мировой.
-Исправим. – Сказала уставшая от жизни и хлопот темноволосая девочка-ангел с сигаретой и недосыпом. Она была самой старшей из всех, помогала в библиотеке и у плиты, тут вообще все всё делали сами – тоже тяжкая работящая жизнь.
А ещё баги исправлять в том, нижнем мире. Но ангел-работяга с сигаретой не протестовала, раз нашли баг – значит нужно исправлять. Ошибки реальности ибн баги бытия – они же сами не исправятся...
***
Бумаги были разные, в основном распечатки материалов с треснувшего оптического носителя – у Нади всегда были проблемы с электроникой, она слишком быстро выходила из строя, даже примитивные CD-диски недолюбливали её. «Проект “Левиафан”», «Демон Максвелла», «[D.M.]», «Кандидат в A. Номер 2» и многое другое значилось под каждой карточкой с фотографией светленькой голубоглазой Эллис (не на всех она была одета, это заронило в душу Нади много чего тёмного к тем, кто занимался её дочкой там, на севере северной америке). Там были ещё несколько фотографий девочек – под портретом одной из них, тёмненькой – значилось «Кандидат в A. Номер 1», а под остальными «No Data».
Когда они впервые познакомились, Эллис рассказала о своей жизни в закрытой Канадской школе. «И на кого ты там училась?», спросила её Нади, чтобы хоть как-то завязать разговор. «На Антихриста», отвечала с незамутнённым чистым взором вежливая Эллис. Поначалу Нади решила что Эллис так шутит. Она вообще, казалось, всегда говорит то что у неё на уме и совершенно не умеет врать. Хотя зачастую кажется что это юмор у неё такой... странный.
А потом Нади стала изучать документы девочки, которую взялась сопроводить из точки «А» в точку «Б» так чтобы их не перехватили где-нибудь в точке «С» – то что у Нади по жизни лучше всего получалось. Документы были странные – лежали в сумке, с которой в гордом одиночестве показывая фокусы и вообще живя непонятно как, путешествовала Эллис. При этом с ней регулярно выходили на связь какие-то загадочные «Кроткие Сёстры Святой Агнессы Римской» обитающие где-то в Южной Америке, которые и наняли через подставных лиц Нади таки доставить девочку, совершенно заплутавшую по дорогам центральной дикой неприлично запущенной – не то что зализанные побережья востока и запада – америке северной.
-И как тебя там обучали «на Антихриста»? – Спросила её Нади в смутной тревоге, оттого что, быть может, больную тему затронула, и эта девочка сейчас начнёт выкладывать обо всех ужасах своего пребывания в застенках продвинутой англосаксонской педоинквизиции рубежа тысячелетий.
-Читали сказки. – Невозмутимо ответила доброжелательная и какая-то «зачарованная» меланхолией Эллис.
-Какие?
-Разные. Например – про Монстра, у которого не было имени.
Нади отстранилась аж от Эллис. Она почувствовала укол совести, ведь её «имя» Nadie значило с испанского «Никто», как Немо и она в первые дни знакомства дала девочке «Двадцать тысяч лье под водой», которую обычно использовала как подушку. Ну и что – капитан Немо был социопатом, презирал цивилизацию и промышлял терроризмом. В конце-концов сказки эти читали там, в Канаде, американские спецы на деньги американских налогоплательщиков – она тут не причём.
Этим утром Эллис смотрела «Освободите Вилли», а Нади готовила на кухне у плиты – аромат жаркого был, конечно, не как у костра, когда Нади жарила мясо ящерицы на палочке, но всё-таки с кетчупом острым и это сойдёт. «Нужно будет в первом же городе запастись съестным...», подумала она и посмотрела на лежащий рядом же на столе пистолет – Beretta M1934, которым было это мясо добыто. «Всё-таки я теперь не одна, не хватало, чтобы моя дочь желудок испортила из-за меня, а тут кроме аракава и лимона в кадке ничего не растёт...»
https://misakikuroe.wordpress.com/ ^_^" Нэ? Впрочем вот ещё https://talememories.wordpress.com/ - у Алисы дар создавать симпатично выглядящие, но абсолютно "нечитаемые" блоги. И бросать их...
Tags: Алиса, Амедето, Истории Воспоминаний, Кино но Таби, США, Сибо, Страруда, Тех Марико, Юмура Кирика, аниме, антиутопия, багоюзеры в ударе, боги, дикий запад, добро, дом, дорога, дочка, драма, инопланетяне, меланхолия, миры, ностальгия, сестра, соавторы, творчество, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments