Глеб Лэйн (lainr0n) wrote,
Глеб Лэйн
lainr0n

Истории Мелодий (Пролог 1_1 часть первая, Тех Марико)

Все персонажи, судьбы, места и явления, имена, фамилии, мнения и наименования в цикле романов «Истории Воспоминаний» и подциклах «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война» были выдуманы группой Странников-соавторов, любые совпадения с той или иной реальностью случайны и объяснимы структурой Мультиверсума, то есть множественного мира, где любое событие порождает бесконечное число альтернативных вселенных, дополняющих друг дружку до объективной истины, сутью которой является постоянная борьба взаимоисключающих начал и всевозможных вариантов судеб разных героев. То есть, если персонаж совершает какой-либо поступок – вселенная делится на бесконечное число альтернативных, в которых он его совершил или нет, где этот или иной поступок привел к тем или иным последствиям как для мира, так и для самого персонажа. Время многомерно, прошлое растет из будущего и на него влияет альтернативное настоящее, строгой последовательности причин и следствий в Мультиверсуме нет вне воображения его обитателей.


Истории Воспоминаний, пролог.
-Эллис, а твои воображаемые друзья нам никак не могут помочь? – Спросила Нади, отчаявшись за этот месяц настолько, что готова была ухватиться даже за такую призрачную астральную соломинку как эта.
-У них есть правила, такой «Кодекс Странников». – Серьёзно и по-деловому объяснила Эллис. – Основных правила три: Они не вмешиваются в дела миров, через которые держат путь и их обитателей; нигде не останавливаются более чем на три дня, - тут она загнула второй свой пальчик и устремила взор бирюзовых в этот вечер глаз куда-то за линию горизонта, словно видя там что-то лишь ей одной доступное, - было ещё какое-то правило – но я его забыла.
Нади обескуражено посмотрела на довольную собой, словно после ответа у школьной доски Эллис. Теперь, прося помощи у воображаемых друзей маленькой и по годам и по мироощущению девочки, она чувствовала себя полной дурой одетой в пончо и за рулём этой колымаги. «Скоро ещё?», так думала она, чувствуя уставшим бояться за Эллис животом каждый камень на этой вечерней дороге.
Потом попыталась развернуть карту и та попала девочке в лицо. Та осталась невозмутимой. Нади вздохнула и на мгновение даже закрыла глаза – но лишь на миг – они порядком у неё устали. Приходилось пользоваться обычными старыми картами, вряд ли разумно было использовать спутниковую навигацию.
Эллис открыла книгу.
-Глаза испортишь. – Буркнула Нади, чувствуя себя мамой. ЧЕРТИ! ОНА ХОТЕЛА БЫ БЫТЬ МАМОЙ ДЛЯ НЕЁ!! ХОТЕЛА БЫ БЫТЬ ВСЕМ, ЧТОБЫ У НИХ БЫЛО ВРЕМЯ!!
Машина вильнула, Нади спрятала от Эллис слёзы. На миг ей показалось, что стало жарче обычного мексиканского вечера, когда привычная пустыне ночная прохлада ещё не опустилась с чистых и невинных как глаза этой девочки небес на изгаженную двуногими без перьев землю.
-Жарко... – Подумала вслух Нади и взглянула на Эллис. Та покраснела и закрыла книгу. – Вот доберемся, и будешь читать хоть всю ночь. А потом опять дрыхнуть весь день в машине. И воображаемые друзья твои от тебя никуда не денутся, они на редкость бестолковые...
-Они не бестолковые. – Без капли обиды ответила девочка, которая провела большую часть жизни в канадском городке, которого не было ни на одной из карт мира. Строили, конечно же, американцы под чутким надзором их же спецслужб. – Просто они не вмешиваются.
«А зря...», грустно подумала Нади. За сутки до этого они нарвались на проверку документов, и всё поначалу шло хорошо – Нади умела «скрывать» лицо девочки, так же как и своё. Мексиканские полицейские видели другие документы и совершенно других владельцев этой колымаги, а совсем не Нади (опасную террористку, по заверениям американских СМИ устроившую теракты в Канаде и в их прекрасной священной стране) и Эллис (дочку опасной террористки с русско-арабскими корнями которую та в наглую выкрала у никогда на самом деле не существовавшего мужа и удрала в эту сраную Мексику делать свои «терракты» и там).
Ну, во-первых, Мексика совсем не сраная чего не скажешь о США. Во-вторых – Эллис не её дочка, «хотя за это вам спасибо, вы угадали мою маленькую несбыточную уже на этом свете мечту», так думала Нади. В третьих были «русско-арабские корни» загорелой голубоглазой шатенки Нади. Она – «Нади», это не совсем имя, а своего паспорта или водительского удостоверения у неё отродясь не было (обычно Нади показывала всем простую бумажку и те видели водительское удостоверение, а при попытке проверить – решали что сломался сканер и извинялись ещё, потому что видели в ней мечту своего школьного детства) наверное, тот, кто писал ей там порочную биографию в этом имени услышал русскую Надю, только с арабским звучанием. Самовлюблённые ЦРУшники совсем не знали испанский, это факт.
-Прорвёмся. – Сказала самой себе в который раз она и странное дело – раньше она попадала в разные передряги, но чтобы чувствовать оптимизм не приходилось ничего себе говорить и никак подбадривать, а сейчас... Во что она за эти дни-недели превратилась? Так и поседеть можно. Это из-за ребенка? Любая мама когда её ребенок в опасности и против него ополчился весь сраный мир будет в таком угнетённом состоянии или это расплата, Надина расплата за то что никогда не переживала и всегда жила спустя рукава и забив на свою жизнь и здоровье, как прежде на учёбу и всё-всё-всё?
«Боженька, прости, я исправлюсь, можно мне спасти эту девочку, а? Только её, и всё – я больше никаких мудаков никогда не буду вытаскивать за деньги, клянусь! Завязываю с этим, перестаю шляться, веду оседлый образ жизни и никаких денег-за-спасение, будет у меня свой огород и сад, где-нибудь тут в Мексике, может забегаловка какая, пожалуйста, последний раз я кого-то спасаю, я даже себя спасать уже не хочу, не будет забегаловки и фиг с ней, будет безымянная могилка девочки, у которой не было имени – только её, Эллис спасти, боженька, а?»
Так думала она и вела свою машину с пулевым отверстием как раз посередине лобового стекла, из-за которой её придется, скорее всего, бросить раньше, чем планировалось.
Нади попыталась думать позитивно, чтобы не дай бог не расплакаться – она же взрослая уже, года три как восемнадцать исполнилось. Но губы предательски задрожали, была какая-то обида, которую раньше она обязательно бы вылила в злость и кого-нибудь шлёпнула в отместку, и совсем не потому что у неё было трудное детство или она выросла злой – просто очень много плохих людей за последние несколько лет повстречала и устала терпеть ту правду жизни, которую постоянно в них видела. Не перед камерами только, а так можно всё свалить на очередного американского президента – именно его портрет нарисует робот по словам «очевидца». Но потом в жизни Нади появилась Эллис, и вся её кровожадность куда-то улетела, и мир, вывернувшись наизнанку, превратился вдруг в один большой капкан. И не помогало ничто, с собаками всегда у Нади были проблемы (хотя она очень любила и даже уважала этих преданных животных), камеры всё чаще и чаще и раньше попадались у неё на пути – и Нади напрягала мысль о том, что в будущем их станет ещё больше. К тому же она не очень уверенно себя чувствовала в толпе, два-три человека если посмотрят – то увидят ту картинку, которую она им покажет, а вот десять – и Нади уже ничего не сможет сделать.
За сутки до этого они не «нарвались», а очень мило Повстречали дорожный мексиканский патруль у которых были фотографии террористки и её дочки в числе прочих особо опасных и всё ничего – но потом началось чёрти что. «Кто эти люди?», спросила её после Эллис, когда они оставили позади выезд из захолустного городка, расстрелянный мексиканский патруль и ещё с пяток таких же стареньких автомобильчиков как их, со стариками, женщинами, детьми... А Эллис спросила снова: «Они искали нас?» А в ушах у Нади прозвучало: «И эти люди из-за нас все умерли?»
-Нет. – Ответила в тот раз и повторила сейчас, мотнув головой и прогоняя наваждение Нади. Потом глубоко вдохнула и – взяла себя в который раз в руки.
-Почему мы остановились? – Спросила Эллис.
Нади повернулась к ней и улыбнулась, смотря с теплотой.
-Дальше пойдём пешком. – Ответила она. Этим утром на подобное Эллис отвечала «Есть сэр» с апатией невероятной и скромностью восхитительной. Сейчас же её хватило лишь на «угу».
Она устала. Целый месяц они ездили по южным штатам и Мексике – и хорошо что Нади не решила затеряться «где-нибудь в Детройте или Нью-Йорке», там бы им был организованный капец.
-Ты молодец, подсказала мне куда ехать. – Сказала бредущей рядом с собой сонной девочке Нади, решив через силу взять себя в руки и не унывать, не ныть, она ведь всегда презирала это в людях. А Эллис – может статься тоже способна временами чувствовать что там внутри людей творится. – Без тебя – попыталась бы прорваться из города в обход, по соседним улицам, молодчина. Откуда ты узнала?
-Удача. – Отвечала ей Эллис. – Она отродясь у меня была двоечка, а с вами стала пятнадцать, это сверхчеловеческий уровень.
Нади посмотрела на довольную Элис, та всегда старалась спинку держать прямо, просто непередаваемая смесь гордости, скромности и наивности, всему удивляется, словно в первый раз видит – но старается не подать вида. У старых друзей («покойтесь с миром и не проклинайте Нади за то что привела в ваш дом это дитя, куда нам ещё было идти, ведь никто не знал что мы с вами знакомы», так думала Нади боясь вспоминать их весёлые лица) Эллис играла в какую-то последнюю игрушку на компьютере – стареньком и милом, уютном и непритязательном, как и всё в этой стране. Кажется – она называлась Фоллаут, не зная, куда деться от попыток построить хотя бы один правдоподобный план на их с Эллис будущее Нади смотрела у неё из-за плечика. Эллис ушла в тот мир, погрузилась с головой, кажется она вообще из иного измерения, в котором жила и носика не высовывала и потому так комфортно себя чувствовала – что бы ни происходило. Эллис прошла всю игру за два дня. И теперь думала о себе в критериях ролевой системы SPECIAL, сила у неё конечно четыре, да и выносливость по десятибалльной шкале от силы пять – вот еле ноги переставляет после дня и ночи беготни. А ведь этим утром удивила многое за свои немногочисленные года повидавшую Нади перепорхнув с ходу через четырёхметровый забор – ещё и руку охотнице-за-головами-наоборот подала – Нади подумала в тот миг «насколько же сильна эта девочка?»
«И что она вообще такое...», подсказала Нади её Совесть – но это неправильные мысли о дочери, к тому же подобный вопрос Нади могла задать и о себе – могла, просто наскучил он ей за все те годы, что она провела в скитаниях уйдя в не полные одиннадцать лет из дома. Временами милая голубоглазая и светловолосая, тонкая и хрупкая на вид девочка и не такое чудила. Ещё – она не позволяла себе проявлять удивление внешне и у неё на всё был ответ.
«Удача», объясняла подобное Эллис, «мне просто с вами стало всё удаваться...»
Ну да, Эллис такая Эллис, не поймёшь – шутит она так мило или вполне серьёзна. Когда они повстречались (у Нади уже был контракт от Кротких Сестёр Святой Агнессы Римской на доставку Эллис куда-то в Мексику – место было отмечено на карте) Эллис и не такое откалывала. Нади ей показала её фотокарточку, Эллис безмятежно взглянув на нее, сказала «Какая красивая девочка...» и собралась идти дальше по своим делам. Нади бы такие нервы. Уже тогда Эллис была в розыске, но пока просто как потерявшийся ребёнок, а не дочь террористки уронившей пассажирский авиалайнер на самую тщательно охраняемую закрытую от посторонних глаз частную школу в Канаде. «Это – ты», сообщила ей Нади, решив что либо этой девочке нужно начинать профессионально играть в покер, либо она как тот кот – не опознаёт себя в зеркале. «Я?», безмятежно взглянула на неё Эллис, «это не я», мягко словно фея ответила она. Нади решила кончать спектакль и действовала силой – Эллис внезапно понравился её напор и грубость, и она согласилась отправиться с ней на юг, ВДРУГ вспомнив, что знает, кто такие Кроткие Сёстры и уже связывалась с ними по телефону, который нашла на детской площадке. Нади изучила тот телефон, и дело даже не в том что в нём не оказалось батареи – это был игрушечный телефон, который мог лишь бибикать двумя разными способами и мигать лампочкой. «Ладно», решила она тогда, «зато уж этот телефон ТОЧНО ЦРУ не прослушивает, наверное, по такому звонить и следует таким как мы с Эллис...»
В том, что Эллис – Иная она уже к тому моменту не сомневалась. С таким мироощущением не будь Иной она выросшая в закрытой «школе» на свободе не сделала бы и шагу. А так Эллис была обычной девочкой, ей нравились «Чип и Дэйл», да...
Нади и Эллис спрятались в расщелине, едва послышался шум винтов. Вертолёт пролетел к северу от них, сделал крюк и скрылся где-то на востоке. «Хоть бы прожектор включили. Эти американцы – летают в Мексике как у себя дома. Надеюсь, у них нет тепловизоров... есть, иначе и не летали бы в полной темноте...», подумала Нади, закусив от досады губу. «Интересно на что мы похожи на тепловизоре сквозь толщу скал, на ящерицу спрятавшуюся от солнца и задремавшую до ночи? Хорошо, ящерицы не теплокровные создания хоть и зла несут поменьше людей – но за самку койота с детёнышем Нади и Эллис сойдут? Знать бы когда пролетают их спутники-шпионы, можно передвигаться в это окно. С геостационарной орбиты нас вряд ли рассмотрят, она уж больно высокая. Или уже могут рассмотреть? Вот бы америка наконец обанкротилась, доллар перестал быть резервной валютой – тогда можно было бы дышать свободнее. А то у них, у этих спецслужб вообще что-то много всякой дорогущей всячины развелось в последнее время», так размышляла Нади чувствуя прижавшуюся к её груди сонную Эллис. «Приятно всё-таки быть мамой», подумала Нади и вздохнула. Она не любила этот заканчивающийся 1999-й год отнюдь не потому что там три шестёрки перевёрнутые были. Нади чувствовала животом, который у неё был плоский – скорее всего навсегда, ведь беременность ей вряд ли светит, а до старости она вряд ли доживёт – чувствовала перемены, подозревала – мир скоро сильно изменится.
И ей это не нравилось. Не то, чтобы она была консервативной, просто мир словно пытался выдавить из себя таких как она. Все эти камеры повсюду, Нади было неуютно соседство с ними, ведь они видели сквозь её инвиз, да ещё и программа искала её мордочку на каждом кадре со всех камер США. Нади прятала себя от сознания людей, но бессознательным камерам было чихать – во всей этой системе Всеобщего Счастья Нади чудилось что-то необычайно Зловещее. Хотя наверное простым людям было уютно, ведь камеры защищали их от таких как Нади. От тех, у кого нет водительского удостоверения, или любого иного документа, кому всё это не нужно, кто не часть Системы.
Нади подняла уставшую девочку и понесла на руках. Так продолжалось минут двадцать, потом вдруг Эллис, затихшая и убаюканная – встрепенулась и, выскользнув котёнком из рук, кинулась в ручей. «Простудится ведь», подумал Нади, хотя было ещё порядком душновато. Ручей был мутный, Нади не спускала глаз с Эллис, не понимая, что она там ищет, по пояс стоя в воде, не унесло бы. Потом Эллис вылезла на берег и показала маме глупую ящерицу. «И из-за этого ты туда лазила? Его что – унесло водой?»
Эллис прижала ящерицу к себе.
-Тоже хочешь кого-то понести? – Спросила Нади и Эллис кивнула. До дома они добрались за полчаса, совсем стемнело и в окнах его не горел свет, через весьма бурный после недавних дождей горный ручей – практически маленькую стремительную речку – был переброшен канатный мост, весьма ненадёжный. Эллис перебежала по нему первая, вся её усталость куда-то подевалась, едва она прижала к себе эту глупую ящерицу. 
Эллис разглядывала старые черно-белые, пожелтевшие от времени и заляпанные кофе и растрескавшиеся, но такие милые фотографии старинных поездов, наверное первых локомотивов, что вообще появились в этих местах во времена дикого запада.
-Он очень любил поезда. – Сказала Нади, разглядывая их тоже. А потом проверила сам дом на наличие иных гостей, нашла двух скорпионов и одну гадюку – отправила их в окно. Ещё нашла трещотку гремучей змеи, но самой хозяйки музыкального инструмента нигде не было видно. Нади положила трещотку между фотографиями поездов, потом грустно оглядела комнату стараясь не встречаться взглядом с тем, кто раньше тут жил.
Хозяин хижины всё так же смотрел своими пустыми глазницами – скелет в кресле качалке, но одетый очень стильно. Прежде чем Нади смогла её остановить – Эллис поправила хозяину его шляпу и улыбнулась. «Ему идёт», послала Эллис глазами теплоту и Нади вздохнула.
Они не стали больше беспокоить хозяина жилища и устроились в соседней комнате. Тут всё было так мило, несмотря на слой пыли – но от него Нади избавилась весьма быстро, хоть и дома у неё своего не было с десяти лет. Ещё тут были фотографии, не такие старые как те с поездами, цветные. Веселые лица смотрели с них, похоже у этого суховатого на вид старикана в кресле-качалке одетого как ковбой из вестерна были внуки. Где они сейчас? Неужели никого не осталось, чтобы его останки похоронить? А смысл тогда строить дом, вести оседлый образ жизни – если всё равно умираешь в одиночестве.
Нади стало так грустно, даже захотелось убрать фотографии, но она сдержалась, в конце-концов – они в чужом доме, какое право имеют убирать эти фото?
-Что ты читаешь? – Спросила Нади и подняла край книжки. – Марсианку Подкейн Роберта Хайнлайна?
Лежащая в постели, согревшаяся и накормленная Эллис кивнула.
-Он потом переписал концовку. – Подумала вслух Нади. – Нашу бы кто переписал.
Тут поймав себя на мысли о том, что подобные мысли недопустимы при дочке – Нади улыбнулась ей и, чмокнув в носик – легла рядом. Эллис всё ещё читала, когда Нади уставшую не столько телом сколько душой поклонило в сон.
***

Более полный вариант Алиса выложила тут https://lainalice.wordpress.com/2015/03/26/a-tale-of-melodies-teh-mariko/ ^_^" - эта выложила. Вот основной блог соавторов https://tehmariko.wordpress.com/
Tags: Алиса, Амедето, Истории Воспоминаний, Кино но Таби, США, Сибо, Страруда, Тех Марико, Юмура Кирика, аниме, антиутопия, багоюзеры в ударе, боги, дикий запад, добро, дом, дорога, дочка, драма, инопланетяне, меланхолия, миры, ностальгия, сестра, соавторы, творчество, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments