?

Log in

No account? Create an account
Unsicherheit
Logs
Старая пристань
Иная Иная (2_1, пролог Тех Марико) 
28-мар-2015 02:23 pm
Link
Все персонажи этого и прочих романов серии «Истории Воспоминаний» (и подциклов «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война») выдуманы и не имеют ничего общего с реальностью в которой обитает читатель. Любые совпадения имён и прочего случайны и объяснимы природой Мультиверсума, читатель всегда находится в иной, альтернативной вселенной по отношению к той про которую он читает. Написать (или прочитать) что-то про ту вселенную в которой существуешь ты сам невозможно исходя из принципа неопределенности Гейзенберга приложенного к многомировой интерпретации, подразумевающей бесконечное число альтернативных вселенных. Все прочие казусы и недоразумения, странности и непонятности этого и прочих романов соавторов [Тех Марико] объяснимы информационной войной, которую развязали Силы Тьмы и Силы Света и человеческим рассудком, который (как и человеческая душа) является одним из многочисленных полей сражений этой неконвенциональной войны. Внимание, в тексте присутствуют аказуальные персонажи (вроде Юки Нагато), хиккикомори, их мышление, исторические персонажи вне характера (с характером отличным от того который им обычно приписывается), взаимоисключающие параграфы, а так же косплей!

Another Another
-Хонока, ты когда-нибудь... мечтал изменить мир? – Спросил Кеншин, отпуская сложенный им самолётик в свободный полет по кипящему аэропорту. Он улетел на удивление далеко. Хоноку не покидало гнетущее чувство. Он посмотрел на одноклассниц. Амэ и Аяка ели свои мороженки с видом заправских кудере.
Казалось – им плевать на все, но Хонока знал что это не так. Они прям как сёстры. Хорошо им быть тихонями с «маленькой» тайной внутри.
-Мне жалко что я проживу всю жизнь так и не увидев другие планеты. Не пустынный на Наско похожий Марс, а те, далекие от нас, которых миллиарды только в нашей галактике и где по определению случайности просто должна, обязана быть жизнь.
Кен тоже взглянул на «сестер».
-Может и увидишь. – С непередаваемой интонацией убежденности в неотвратимо приближающемся чуде ответил Хоноке он. – Знаешь в русском слове «Чудовище» есть корень «Чудо» как и в японском слове Кайдзю – Диковинный Зверь.
Хонока грустно усмехнулся. И снова взглянул на сильную и бесстрастную Аяку, жутковатую Бакемоно с глазами застенчивой кошки.
Люси Сае-Марии во время перелёта приснился замечательный в своей зловещей вещности сон. Люси была уверена – этот сон был как-то связан с деятельностью [DM] Саманты Ридсмит, но вот присутствовавшие там вряд ли бы согласились на подобное оправдание собственной беспомощности. Люси слушала «Ocean Soul» группы Nightwish в наушниках и её никто (кроме подобных Саманте невинноубиенных спецслужбами девочек) не видел. Она стояла за спинами людей из охраны американского президента и чувствовала их смутную тревогу. Лифт с президентом этой без сомнения прекрасной страны уже более тридцати секунд вёл себя странно, он то поднимался на пару этажей то снова начинал опускать в подземный гараж и с личной охраной президента связи никакой не было, что очень печально в общем-то для такой прекрасной страны как эта. Самой Люси в США претили лишь две вещи, первая это федералы, а вторая – остальные американцы, а так прекрасная страна глазами инопланетного существа, хоть завтра заселяйся, сделать только что-то с американцами и можно жить, как завещали парни из Рамштайн в своей песенки про Америку. Наконец лифт опустился на подземный этаже парковки и двери раскрылись. Прицелившиеся в то что должно было там быть (Люси представить себе не могла в том сне что творилось на уме у всех этих «людей в черном»), все эти люди вдруг осознали что целятся в мусорный бак который вопреки всем законам физики как-то умудрился втиснуться в лифт. А вот Люси знала как, только никому не скажет – нормальные же люди с такими сомнамбулизами как она не общаются!
Пригнувшаяся служба безопасности уже начала подкрадываться к этому баку ожидая что оттуда выпрыгнет ксеноморф ну или на худой конец окажется что это бомба, а Обаму взяли в заложники пророссийские сепаратисты штата Техас, когда изнутри послышался сдавленный стон.
-Вытащите меня уже отсюда... – Сообщил им в том сне Обама, видимо так и не понявший что это было.
А был это суверенный Люсин сон, в котором возможно абсолютно всё и никакие претензии Автору не принимаются. 
«Жив ушастый...», подумала Люси и проснулась, потому что Тикки вынула у неё из ушей наушники и сообщила что они уже как бы сели и это не школа где можно спать на парте в лужице слюни, когда все уже покинули давным-давно класс. Люси с этим молча согласилась. 
-Цель вашего визита в Японию? – Вежливо осведомилась девушка лет двадцати на вид.
-Фурикурирование школьниц. – Бросила Люси, рассматривая в жиденькой девятибалльной не очухавшейся еще толпе Тикки. Синих волос было на удивление мало – наверное, после Фокусимы как-то стало не до краски. Даже Саюри нарисовала собирающих подаяния няшек и выложила на главной странице своего сайта. Обычно творившие счастливую лесбийскую любовь на радость фапающим мальчикам, девочки стыдливо повязав «Help Japan» на лбы – краснели и кланялись, краснели и...
Девушка почти не покраснела. Люси фривольно облокотилась и смотрела прямо в её глаза. Месяц от силы работает тут, можно хоть заключать пари. В ином случае уже сработали бы сигнатуры на «хама» и последовала реакция вербального антивируса на органических нейронных сетях по имени «Эго» (Великое и Ужасное).
Девушка вежливо-вежливо переспросила.
-Знаете, я слышала... – начала как бы издалека Люси, все еще надеясь, что скоро подбежит Тикки и избавит её от грядущего ненасытного троллинга этой бедной девушки в форме служащей аэропорта. – Тут у вас официально разрешено домогаться до девушек в общественном транспорте. Мол – запущены специальные ветки только для школьниц, ну а если те удумают ехать в общественном – то пусть не жалуются.
-Это уже профиксили. – Улыбнулась японка.
-А-а... – На Люси была футболка с Харуки Харухарой и кепка GTO задом наперёд, она словно осталась в конце девяностых и так и не хотела вступать в этот шумный и неинтересный, слишком аляповый для киберпанка и жидкий для антиутопии абсолютно неправильный, предельно вывихнутый помешенный на суицидальной детской чистоте век.
-Цель вашего визита в Японию? – Повторила она заученную фразу. Терпение этой девушки было безграничным, а вот лицо заметно краснело. Месяц на работе, не больше – не знает что делать, звать начальство или продолжать задавать один и тот же вопрос. Впрочем, вся их беседа так и так записывается.
-Может, как-нибудь позавтракаем вместе?
-Вы, наверное, хотели сказать «поужинаем»? – переспросила девушка, имя которой Люси наконец-то едва смогла прочитать. Она вообще хорошо говорила, но абсолютно не могла читать на этом вашем японском.
-Кумико... – Приблизила лицо совсем близко к стеклу Люси, так что девушка невольно взглянула на её розовую челку и вновь уставилась своими карими в ярко-зеленые глаза. – Если честно я имела в виду страстный полуночный секс, а потом завтрак с кофе в постель...
-Обычно так говорят парни, которые не умеют знакомиться с девушками. – Сказала Кумико и Люси улыбнулась.
-Я почти то же самое.
«То же самое», она произнесла по английский, как «Same...» Тень её слегка дернулась при этих словах и начала отращивать зубы, но Светоч Люси умудрилась вовремя на неё наступить и её персональный пет сообразил вернуться на Ультрамарин и никого тут [пока] не кушать.
-Цель... – девушка внезапно ярко покраснела и оглянулась по сторонам, ища помощи у окружающего её стекла и шума. Цвай не помогла и Эхо – тоже не справилась. Зато под ногами Люси в тени её пляшущей на полу шевельнулась плотоядная улыбка Same и Люси поняла, что пора оставить эту девушку в покое.
-Цель моего визита в вашу ненаглядную страну?
Девушка молча кивнула, она даже дыхание задержала.
-Психологическая помощь вашему подрастающему поколению во избежание скорого крена нации.
Битлы заканчивают свой Норвежский Лес. Люси чувствует как начинает куда-то падать. Звучит мелодия из кинофильма «Спущенные с Цепи», Освобожденная Мелодия, Люси помнит еще её восьмибитную инкарнацию. Для неё – она самая ранняя из всех, даже раньше первого исполнения. Это было так давно, в далекой-далекой галактике по имени Детство, в совершенно другом мире бесконечно далеком от этого, это было раньше чем...
Под льющееся из наушников неземное умиротворение далеких теплых Островов Мечты образы грядущей резни в этом аэропорту все явственней встают перед танцующей в темноте Люси. Раскинув лапки в стороны и вращаясь с закрытыми глазами Люси чувствует жизнь и смерть всем своим юным недавно позаимствованным телом и нежится под лучами вселенской любви Красной Королевы Справедливого Безумия. Кто-то умрет – кому-то станет наконец-то легче. Толчки в бок заставляют Люси вернуться в этот мир и улыбнуться Тикки.
-Чудный сон. Даже если Америка и впрям «перевернется» это еще не скоро случится... – бормочет самой себе под носик Люси. – Тикки... скажи, а может быть так чтобы ранние девяностые были раньше поздних шестидесятых?
-С книгами – все возможно. Еще – если живешь до ста лет. Машина времени! – подняла пальчик-озарение синеволосая Тикки-тан. Потом вид её стал невыносимо грозным, а руки уперлись в бока. – Почему ты просто сразу не предъявила ей удостоверение?! И вообще – зачем брала туристическую визу, когда она тебе не нужна??!
-Брала потому что давали. Мне девушка предложила в России взять – я и взяла. Не надо обижать девушек, - нравоучительно покачала пальчиком Люси пред подругой, - особенно когда они от всего сердца честно и искренне тебе ДАЮТ.
«Железная логика», было написано на лице у Тикки. «Я думаю, ты просто хочешь издеваться над несчастными пострадавшими от стихии соотечественниками...»
«Очень хочу, страстно хочу!», изобразила злодейку – Харуко Харухару – на своем лице Люси. Лицо Тикки стало печальным.
Так, молча, они шли по дорожке к морю.
Чайки, солнце, море, легкая шляпка... Боже – Люси любила проклятье своей ностальгии! В каждой стране, куда бы она ни прилетела – это чувство возврата к давно утерянному не отпускало, отчасти из-за воспоминаний которые шептали позабытые сны едва стоило зарыть глаза – образы прошлых веков вставали перед ней, отчасти из-за того что каждый раз смотрела на мир через призму восприятия нового юного и чистого существа. Чаще девочки, реже мальчика. Именно эта, теперешняя Люси «Сая-Мария» наполовину японка, а значит учитывая слабость генов Этой страны она выглядит почти как европейка – вполне сознательно затролила Кумико-тян, ей было жалко её – честное пионерское! Но не говорить же об этом Тикки!
Гитлерюгенд и пионеры как-то...
А потом она снова открыла глаза в кресле рядом очнулась ото сна Тикки, за окном приближались утренние огни города.
-Откат? – Спросила она сонную Тикки. Та угрюмо кивнула.
-Они заебали с откатами. – На весь салон сообщила самой себе Люси. – Это по-русски. – Объяснила она стюардессе. – Я только настроилась на позитивный лад. А потом еще эти тупые самоисполняющееся пророчества.
Тикки зевнула.
-Дебильные квесты!!! – Заорала Люси в лицо стюардессе и та поспешила в сторону кабины пилотов. Еще бы, на борту очередная дебоширка студенствующей наружности. Возможно – серьезно психически больна.
Тикки потянулась кошечкой. «Няк», одними глазами сказала она.
Они успешно сели во второй раз, хотя Люси предпочла бы чтобы они някнулись прямо на зал ожидания.
-Зачем им откатывать сервер Земли-404 всего на каких-то полтора часа? Ладно бы на год! – Продолжала возмущаться Люси не обращая внимание на то что её слушают и русские уши в том числе.
Тикки игнорировала её вытаскивая сверху свою черти-чем набитую сумку. Ева Сумкина блин!
-Ну у меня и семейка. Это пункт назначения какой-то... а не жизнь.
-Тебя убили? – Приподняла ресницы Тикки.
-Да, к несчастью, но я снова выжила. – Созналась в который раз самой себе Люся смотря на свой нос и представляя что там сидит бабочка. Бабочка получилась ну очень большой и  какой-то совсем уж грибосно-матрично-зеленой.
Вот эти ваши ученые обрадуются – новый вид на, казалось бы вдоль и поперек исследованных японских островах. Жаль что в единственном экземпляре, хотя можно научить её размножаться делением, ведь сама Люси размножается именно так это очень нехорошие конечно мысли, потому что в таком случае очень скоро в этом мире не останется ничего кроме вот таких вот грибосно-матрично-зеленых бабочек.
Бабочка получилась дефектной как и сама Люси, а потом она еще долго не хотела улетать с носика Саи, в которой уютно так устроилась эта ваша Люся.
В итоге она тролила Кумико во второй раз за день. А Кумико смотрела на Люси и думала – что в ней, этой ебнутой на всю головку извращенке такое знакомое, словно бы они уже встречались когда-то раньше?
В конце, когда бедная Лиза Кумико поняла, что все её страдания с этой несносной пассажиркой были напрасны в виду наличия у пассажирки гражданства этой страны, она не стала даже упрекать Люси ни в чем. Просто едва не разрыдалась и принялась смотреть куда-то внутрь себя, как обычно делают аутичные дети, выросшие в обычных взрослых, перешагнувшие через свой аутизм и научившиеся тому, что труднее всего – общению. Люси обняла её, перегнулась через стойку, возблагодарила создавших её за отсутствие стекла и обняла это девушку смотря с безграничной добротой.
-Все в порядке. – Чуть ниже, чем обычно сказала она, почти как мальчик смотря. – Ты отлично справляешься со своей работой. Ты молодец. Ты все сделала правильно.
Погладить второй раз по голове Кумико, смотревшую с завороженным выражением на лицо Люси, не дала Тикки. Тикки нанесла два удара. Один по голове сумкой, другой – в живот коленом. И стала оттаскивать сложившуюся подругу, извиняясь и улыбаясь, улыбаясь и извиняясь.
-Простите. – Говорила Тикки. – Она больна, у неё даже справка есть для старшей школы на случай вынужденных прогулов из-за очередного приступа, мы вам все возместим, простите...
У Кумико в конце глаза были мокрые от слез, но заплакать на первой в жизни работе она так и не решилась.
-Цель вашего визита... – Бодрым голосом начала она, обращаясь к следующему «клиенту». Дальше Люси уже не расслышала, так как Тикки утаскивала её словно вещь.
Кумико странно смотрела на свое рабочее место.
-В чем дело? – Спросила ей новая подруга по работе.
-Мне кажется... Де жа вю. – Ответила Кумико, рассматривая стойку.
-Да скажи ты, я не кусаюсь, когда трезвая.
-Стекла, их теперь нет.
Изуми недоумевающее посмотрела на Кумико и вновь – туда куда смотрели глаза той.
-Ты только сейчас это заметила?
-Утром же они были?
Теперь они обе недоумевающее смотрели друг на друга.
-Уже перегрелась? То есть я хотела сказать «перегорела». Ну то есть ты поняла, что нужно отдохнуть? Сейчас же! – закричала гневно Изуми, потом спросила ласкового, - поняла?
Кумико отрицательно покачала головой. Изуми демонстративно вздохнула и сделав мину приложила пальцы ко лбу.
-Но я же помню... вроде... – Кумико постаралась вспомнить как проходили её две недели стажировки. – Утром точно были, но я не помню момент когда они исчезли. А вот были ли они вчера?..
-Не было, не в нашем аэропорте. На самом деле они и не нужны, мы же все-таки не деньги у них берем, как-то ближе к народу получается. Когда я еще начала работать, уже не было. Закрыт вопрос, дуреха, тебя уже клинит, тебе нужно хорошенько проветриться той ночью и не говори что я плохая и ты слишком скромна для меня, я тебя не отпущу в эту полупустую квартиру без мебели где ты снова станешь читать свои странные книжки, идем!
Подруга уже утащила почти Кумико и все же в последний момент та выглянула из-за угла проверяя на месте ли стекла.
Стекол не было.
-Боже, какая ты заторможенная кудере с этими милыми, широко распахнутыми глазами, идем!
-Люси. – Говорит ей Тикки странным голосом, не предвещающим ничего хорошего впрочем, и плохого тоже – максимум еще один синяк и заново отбитые яичники.
-Да. – Весело не оборачиваясь, отвечает Люси.
-Там было стекла.
-Ты была не внимательна. Я почти уверена, что его не было, еще удивилась даже – как удобно, можно обнять человека. Я точно помню, как подумала «как хорошо, что именно в моем случае их все-таки нет!», - пальцы Люси сложились в ОК, так обычно делала Харука.
-Ясно, значит нечаянно, говоришь? Само вышло?
-Ну как бы да. – Смущенно стала тереть себя по затылку Люси и получила подзатыльник.
-Ты переписала реальность только чтобы ей обнять? Это сила семьи Ноя, первых апостолов, даже мое имя – дань одному из них и все же я не думаю, что кому-то понравится, что ты вытворяешь, уличный маг, блин...
На мгновение Тикки стала прежней, а потом в её глазах вновь заискрилась голубизна. И она вздохнула.
Люси оборачивается и смотрит на мальчугана. Тот заворожено уставился на плавник Same несущийся в тени девушки прямо по асфальту. Люси шлет мальчику воздушный поцелуй, едва тот переводит взгляд черных глаза на её лицо. Пацан бежит за своей ушедшей вперед мамой и начинает быстро-быстро рассказывать по подземную акулу в этот жаркий день. Люси невообразимо хочется пить, словно она не была еще вчера с Same на Ультрамарине.
Кроме этого случайного иного плавник вряд ли кто-нибудь еще увидит.
Не в силах сдержать наваждение эпатажа Люси оборачивается к застывшему в полусотне метров позади неё пареньку и, прикрыв ротик ладошкой выдает улыбку в сто двадцать конических зубов двадцатого калибра, от которой парня бросает в дрожь.
-Вальпургиева Ночь пришла в Японию. – Улыбнулась Люси. – Что за идиотское имя для Сильнейшей Ведьмы по Лору? Они бы её еще Рождеством Оливера Твиста назвали...
-Я не шучу. – Сказала ей Карри, сестра Тикки по телефону. – Тебе придется их проверить всех.
-Так давай по порядку. Из-за сраного землетрясения, которое совпало с ожидаемой серией странного аниме про девочек-волшебниц, которое сраные обкурившиеся травы режиссеры сделали в настолько психоделическом стиле, что кого-то переклинило со страшной и безбожной полуночной силой и...
-В анонсированной серии Девочки волшебницы Мадоки Магики Токио должен был быть разрушен и затоплен, посмотревшие этот анонс следующей серии дети и подростки легли спать, а ночью случилось землетрясение девять баллов из-за чего город таки затоплен был, хоть и не в результате пришествия в город Вальпургиевой Ночи.
-Ну, будем считать, что она все же прошла где-то мимо. – Улыбнулась трубке Люси желая разжевать пластик и поглотить. Ты хочешь, чтобы я проверила всех Токийских анимешников?
-Восемь человек состоят на учете в ночном дозоре...
-При чем тут ночной – они же темные маги? – Как можно старательнее удивилась в трубку Люси, сжимая ту руками до треска и ожидаемой поломки. Но металлическая скоба лишь начала гнуться и выдержала – сказывалось умение Люси выбирать надежные телефоны на случай случайной экспрессии в разговоре с такой правильной и трудоголичной сестрой Тикки.
-Темные – в дневном. Учи матчасть, то есть лор. Это игра, привыкай к маскараду, или хочешь, чтобы каждый телепат знал, где ты и о чем ты думаешь? Представляешь, как раньше было? Сейчас о нас говорят в телевизоре, а раньше вся наша жизнь была – одно сплошное кино, ни секунды уединения. Называй вещи по Лору. Лор нужен, чтобы твои мысли нельзя было найти среди фанатов Лора по которому мы живем, это маскировка среди миллиардов подобных фантазеров.
-Я не запомню нихрена ваш тупой лор!! Объясни мне дуре: почему дневной дозор – темные маги, а ночной – светлые? Разве не наоборот?
-Темные маги выходят в дозор днем, а светлые – ночью.
-А кого они стерегут? Баранов, чтобы не украли соседи, это пастухи у вас какие-то, а не маги.
-Не надо людей обзывать баранами, они очень ничего даже...
-Если правильно готовить ты имела в виду? Восемь человек, да?
-Подростки и дети, и один взрослый, но его мы сами проверим. Ты у нас специалист по подростковой психологи и еще ты...
-Анимешница да? Ненавижу аниме.
-Но ты его смотришь.
-Это мой контрактор такой. Расплата, я не виновата: кто-то ломает себе пальцы, кто-то бухает ночами напролет, кто-то читает женское фэнтези (или что еще хуже – пишет его), а я смотрю аниме каждый раз после...


... [не уместившееся из пролога Алисы]
Comments 
4-апр-2015 09:25 am
-Красиво. – Подумала вслух Леся увидев как сорвалась вниз Алина и как она летит раскинув руки. Леся никак не могла себя приучить к тому что она теперь парень. И все же... парнем она ей нравилась даже больше. Что-то неуловимо изменилось в чертах лица, придав какое-то обаяние и тонкий налет грусти которого раньше не было. Жесткая и целеустремленная, жестокая в своем молчаливом презрение ко всему неинтересному, теперь же она приставлялась созерцательным подростком для которого фотоаппарат – это все и ничего кроме него не существует.
Тело Алины пронеслось сотню метров вниз по склону где она ударилась в дерево и переломив его ствол пополам в ворохе щепок приземлилась на крышу едва не пробив ей в месте удара. Алина пробежала вниз несколько шагов, потом споткнулась и впечаталась лицом в деревянную балку.
-Упала!! – Вырвалось у Леси.
Алина посмотрела на неё снизу, потом вытерла кровь с лица и махнула камерой.
-Молодец! – Отчего-то совсем по-детски закричала ей сверху, с горы Леся. – Не уронила камеру. Так держать!!!
Ярко горевшие зеленые глаза рыжей девушки ставшей парнем потухли. Потом она бросилась бежать дальше, вниз, по переулкам. Леся потеряла её из виду.
-Вух. – Сказала она самой себе. – Я тоже так хочу прыгать... без парашюта.
Она настроила радио. Играла She Wolf. Леся вздохнула. Не волчица, но очень похожа. Маленький кусочек туманного Лондона обожающий фотографии и умеющий находить что-то потустороннее в привычных вещах. Словно бы умела дотягиваться до чего-то сокрытого в прошлом вещей и людей которые на них смотрят. Её лицу шли умиравшие осенние листья, она носила свободную одежду и напоминала грустного Амэ из фильма про Амэ и Юки – волчих детей. И в то же время совсем иная, иная от пяточек до кончиков ушей. Чужой в Чужой земле, Леся по-прежнему не могла поверить что она не спит. Иногда хотелось ущипнуть себя, но она боялась проснуться. Слезы были солеными на вкус, Леся плакала не понимая – слезы это горя или радости, горя от того что Астры больше нет или радости что она все-таки была, была с ней, вместе, и это не сон.
-Эта камера никуда не годится, я только с восьмидесяти метров с ней спрыгнула, а она уже, - тут Алина потрясла камерой в которой что-то перекатывалось.
-Вы требуете возврата денег?
-Нет, вы такие раздавали в рекламных целях известным фотографам-блоггерам, одна досталась мне и хоть вы и рекламировали её как универсальную для путешествий она не слишком-то универсальна, скажу я вам.
16-апр-2015 12:34 pm
Я мечтала изменить мир. Лет в шесть или восемь. Говорят обычно этим болеют в тринадцать. Ещё говорят - скоро от этого прививать детей начнут.

Edited at 2015-04-16 12:35 (UTC)
2-май-2015 01:39 pm
Глава шестая, помяченная...
-Помяченных числом зверя. – Просто объяснили им хором Рикка с Дэкомори, не забывая уплетать за обе щеки сырно-творожные печеньки. Не снимая при этом черные очки и не выпуская из рук фонариков, в этой полутемной комнате девочки производили сюрреалистическое впечатление Черной Мессы в детском саду. Прямо под ними лежала Кумин. Присмотревшись, Юта увидел как она мягко и уютно устроившись прямо посредине пентаграммы посапывает обнявшись с рюкзачком в форме медвежонка.
И вправду спит? Не притворяется как обычно на переменах чтобы её не трогали?
Юта вздохнул.
-И что на этот раз?
-Пытаемся снять печать проклятия взрослого мира. – И видя что он ничего не понял, добавили. – Чтобы никогда не вырастать как Питер Пен.
-Чего? – Как можно политкорректней подумал про их забавы Юта и все же не нашел нужным воплотить свои похабные мысли в слова. Посему ограничился коротким и глупым «Чего?»
-Ты не слышал про число зверя, пришествие антихриста и то что эту метку будут наносить всем?
-Вы про штрих код что ли? Плавали, знаем.
Юта не сказал с кем он плавал и тем более умолчал что против своей воли его туда утащила Офелия.
-Нет, про штамп в паспорте.
-Совершеннолетие. – Страшно прошептала Дзэтомори-тян. Юту аж передернуло. – Оно близится. – Подняла эта малышка над собой руки словно историю про привидения рассказывая.
2-май-2015 01:42 pm
Юта поднял ей на одной руке как кошку удивляясь тому как мало эта малышка весит. Девочка смотрела надув губки, покорная, ну прям котенок увлекшийся сатанизмом.
-Вы что ту развели, знаете? Может у вас и нож есть?
-Зачем? Мы принесем Кумин Цуюри в жертву бескровно. Она сама согласилась.
-Да она спит! И вообще – причем тут совершеннолетие?
-Молча. Сонно согласилась... – Тут они переглянулись. Уставший держать все-таки не такую уж и легкую Дзэтомори Юта поставил девочку обратно. – Он не знает. – Шепнули хором они.
-Восемнадцать. – Стала объяснять Рикка. – Если сложить три шестерки числа зверя получится восемнадцать. Это символ зверя, оттиск Антихриста говорящий о том что ты пригоден жить во взрослом мире. Тебе нельзя любить, пока не исполнилось число зверя, нельзя быть свободной пока на тебе нет печати сотоны.
-А дальше какая свобода, десу? – прожала плечами с заправским весьма и начитанным видом золотоволосая Дзэтомори. Санаэ, она все больше напоминала Юте Офелию. – Дальше-десу ты будешь ходить на работу и служить сотоне-десу. Жидомасонам и их всевидящему оку-десу, власть денег десу, церковь сотоны десу.
В каждом её детском уменьшительно ласкательном наивном таком «десу» Юте слышалось английское слово «Death», но он отогнал наваждение. Ну не собираются же они и впрямь резать себе вены. Меньшее всего эта парочка походила на вечно унылых эмо, в них столько энергии.
-Если ножа нет и вы играете – я пошел к себе, хватит с меня игр, наигрался уже.
-Вот, я же была права – он чувствует на себе метку Дьявола Взрослых!
-И вы правда верите что никогда не вырастите?
-Как, разве ты не слышал?!
2-май-2015 08:39 pm
Добряника смотрела на снос вандалами-анархистами памятника Сергию Радонежскому. Она хотела вмешаться, но Варфоломей (он же Сергий) её остановил. «Не надо», тихо сказала он из-за её плеча, «если народу Руси суждено пережить ещё одно татаро-монгольское иго то так тому и быть, страдания даются нам для размышлений и для внутренней борьбы, пока народ Руси не определится с тем, чего он истинно сейчас хочет – спасать его бессмысленно. И я никогда не желал, чтобы мне ставили памятники, побереги свою жизнь для более благого дела, маленькая Добрынюшка...»
Поэтому Добряника только смотрела, и не вмешивалась. А когда всё закончилась – вернулась в сельский монастырь, при котором училась и принялась колоть дрова и воду таскать. А ещё ей нравилось собирать грибы и ягоды и купаться в реке, в одной из заводей которой у старой коряги жил-был её друг-сом, огромный, два метра в длину, однажды он её чуть не утопил, цапнув за ногу, но в итоге они подружились, и она периодически подкармливала сома лягушками, раками и мальками.
2-май-2015 08:40 pm
А Леся, посмотрев по телевизору передачу про Сергия Радонежского, попытки восстановить его истинный внешний вид и историю его жизни в который раз поняла что призвание всей её жизни – это помощь старикам. Вот у неё не был ов живых бабушки и дедушки, а у Маруси были, и они вместе с ней помогали им, пока Марусю и Астру одноклассники во время эвакуации из школы не затоптали всем стадом. А бабушка и дедушка с горя умерли. Леся научилась возвращаться в своё прошлое и сейчас она снова проснулась девятилетней, ещё в России, а не в Японии, ещё при живой Марусе, на дворе был четырнадцатый год.
-Нужно найти единомышленников. – Предложила ей Маруся, которой Леся рассказала, что побывала в будущем (и оно ей как бы приснилось) а потом сознание вернулась в своё тело на три года назад. Марсу поверила – Леся не стала рассказывать подруге про её глупую смерть, решила предотвратить – Леся всегда любила фильмы и книги про путешественников во времени и слайдеров (скользящих по альтернативным историям).
-Единомышленник это здорово! – ответила Леся и полезла в сеть. Зашла на поисковик гугла и напечатала там: «любовь к старикам, единомышленники».
Гугл предложил ей: «возможно, вы имели в виду “Геронтофилия”?»
12-май-2015 07:33 pm
Когда мы описываем какое-либо будущее, мы уменьшаем шанс его наступления, это как рассказать до полудня сон, приснившийся до полуночи. Закон подлости: человечество назло не хочет расти в то будущее, которое ему уже известно.
This page was loaded окт 17 2018, 12:16 pm GMT.