?

Log in

No account? Create an account
Unsicherheit
Logs
Старая пристань
Свежие записи 
Einsamkeit


Все персонажи, судьбы, места и явления, имена, фамилии, мнения и наименования в цикле романов «Истории Воспоминаний» и подциклах «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война» были выдуманы группой Странников-соавторов, любые совпадения с той или иной реальностью случайны и объяснимы структурой Мультиверсума, то есть множественного мира, где любое событие порождает бесконечное число альтернативных вселенных, дополняющих друг дружку до объективной истины, сутью которой является постоянная борьба взаимоисключающих начал и всевозможных вариантов судеб разных героев. То есть, если персонаж совершает какой-либо поступок – вселенная делится на бесконечное число альтернативных, в которых он его совершил или нет, где этот или иной поступок привел к тем или иным последствиям как для мира, так и для самого персонажа. Время многомерно, прошлое растет из будущего и на него влияет альтернативное настоящее, строгой последовательности причин и следствий в Мультиверсуме нет вне воображения его обитателей.


Истории Воспоминаний, пролог (продолжение предыдущего поста).
-Нет, Эллис, это другая инопланетянка, которая завелась в другом шкафу. – Пояснила ей Кирика. – Ту звали Рэн, а эту – Ния. Ты помнишь своё предыдущее воплощение, хотя воспринимаешь его как преподнесённое тебе случаем анимационное творение. И вообще мы на разных все уровнях бытия, я на более высоком, чем Кино, а ты – на более высоком, чем я. Поэтому я могу общаться с Кино и другие видящие Кино и Гермеса и осознающие их не осознают меня, хотя я и могу влиять на их поступки – они осознают это влияние по своему. А ты можешь следить за нами, лежа в кровати и спрятав под подушку свою книжку, в то время как мы тут, а ты – там. Всё дело в уровнях существования, да Гермес – это самая длинная моя речь за последние двести лет, спасибо за напоминание. Эллис – ты поняла, о чём я?
Эллис кивнула четыре раза: два вертикально и два горизонтально, а потом спряталась с головой под одеяло. Вот они всегда такие, эти «воображаемые друзья»...
Стоит увидеть, прочитать, узнать, подслушать что-нибудь интересное – как они тут как тут. Ну, или там, где-нибудь.
Сейчас вот они побывали в мире, где в паре лье от школы совершил аварийную посадку корабль пришельцев-беженцев из иного мира. И теперь они работают вместе с людьми, причём на самых незавидных местах работы. Есть такая девочка Маю, она живёт в впроголодь, но очень гордая, всюду ходит чистая и опрятная, стесняется своего нищенского положения, но строит планы на будущее и всегда уверена в себе. И есть такая Ния, у которой когда она смеётся – щёчки румяные и взгляд озорной. У неё маленькие и остренькие как у полурослика ушки. Она милая проказница и постоянно занимается Важной Ерундой, которая приводит к неожиданным последствиям.
Пока Маю училась и вкалывала на работе, чтобы концы с концами свести (и не отправиться к отцу, оставившему ей на память старые наручные часы по которым жила эта трудолюбивая и тихая девочка) её странная инопланетная подружка облюбовавшая шкаф и лишь после пары драк согласившаяся делить его ещё и с трёхцветным котом собрала из сподручных материалов машину времени. Правда начинала собирать НЛО но, найдя два старых пылесоса и один допотопный радиоприёмник с приставкой Сега Мега Драйв [две Денди у неё уже были] – решила на этом не ограничиваться.
В первое своё путешествие во времени она прихватила отличницу Каэдэ, которая заслужила симпатии инопланетянки тем, что млела от всего инопланетного и вела в сети блог про пришельцев школы номер девять.
-Так машина времени и вправду работает! – Подумала вслух Каэдэ, едва они попали в прошлое. – Эрика ни за что не поверит, пока не сели батареи я Должна это опубликовать в сети! Ой, тут же нет интернета, что дела-ать!?!
А Ния уже показывала Ньютону учебник по физике девятого класса. Ньютон был в ужасе. Он ни с чем во всём этом бреде не желал соглашаться!
-Как вам могут преподавать эту чушь! – Орал он. – Теория относительности, да любой шут придумает в тысячу раз лучше, этот ваш Эйнштейн – вы там, в будущем все с ума посходили!? Ушли от твёрдой как гранит науки к какой-то... параноидальной магии! Идиоты!!!
-Я с вами полностью согласна. – Важно кивнула ему знавшая все языки на свете Каэдэ. Она не училась в Канаде лишь потому что её пугал окровавленный клён, ведь её имя «Каэдэ» тоже значило «Клён»...
И тут её прорвало.
«Кто-нибудь, остановите эту девочку!», было написано под её весёлой рожицей – и расклеено на каждом школьном углу. Награду предлагали в жвачках, и обращаться следовало к федеральному маршалу школы. Но Каэдэ уже было не остановить – Темпоральная Хулиганка познала вкус Темпорального Хулиганства. Она показывала сохранённые карты Google в девятнадцатом и семнадцатом веках – в последнем визгу было больше чем с Ньютоном. Усадив вокруг Монолита предков человека разумного – как могла жестами объясняла им теорию струн. «Есть такие тонкие мембраны подобные струнам из свёрнутых лишних измерений, они колеблются, порождая материальный мир...», убеждала Каэдэ Бетховена. Тот утвердительно кивал, вряд ли он что-то слышал из того что эта странная девочка ему говорила – он как раз начинал писать свою девятую симфонию и вокруг него как мухи вились масоны предвкушая оду радости в качестве Гимна Порочного Евросоюза. Сделав перевод Ницше через Гугл Транслейт на древнегреческий – распечатала и подарила Аристотелю. 
-Ну вот. – Подумала грустная Аманэ Судзухара – Крыжовница-тян с глазами, словно ягоды зеленого грустного крыжовника. Она смотрела на эту хохочущую на улице, словно Ягами Лайт – первый Кира с тетрадкой. – Сейчас на бедняжку выйдет институт защиты хронологии высших приматов и начнётся третья темпоральная война, это которая была до второй и первой. Ладно, кажется мне пора – за мной вон зелёный автомобиль с тёмными стеклами Они послали...
Аманэ тоже была путешественницей во времени и с каких-то пор боялась тонированных автомобилей, за стеклами которых прятались носящие нуарные шляпы люди из команды корректировки реальности. Поэтому она очень быстро крутила педали и постоянно оглядывалась – неудивительно что врезалась в столб. А Каэдэ хохотала. Ния апгрейдила свою машину времени закусив язычок. Потом пришла с работы (которая была после старшей школы) Маю-тян и принесла продукты. Мяса было так мало, что Ния не знала, как его делить – на пополам уж слишком мало получалось.
-Наверное, мясо может есть тот, кто работает и приносит в дом продукты. – Смиренно заявила Маю-тян. Ния сунула ей в нос баллончик с газом для газовой горелки. – Ты это на свалке нашла?
-Это мой вклад в копилку нашего общего дома.
Они попробовали приготовить мясо с овощами на этом странном синем пламени и едва не устроили пожар – баллончик дефектным оказался, теперь в крыше дома была дыра в метр и Ния могла в ясные ночи смотреть на звезды. Где-то там далеко... был её дом.
-Что это было? – Так спросила свою спутницу Кирика.
-История о тяжких трудовых буднях с мальчиковатой и несносной ушастой клыкастой инопланетянкой, которая завелась у тебя в шкафу. – Так ответила ей Кино. – Гермес, ты хочешь пить?
-У меня бензин заканчивается, если вы об этом, но так я могу и потерпеть – обожаю, когда вы меня в гору катите. Особенно в жару. – Так ответил им Гермес, в его голосе доносившемся из старого довоенного мотоцикла не чувствовалось иронии, ему и вправду нравилось когда его катили в гору.
Они заправили Гермеса и снова попали. Куда-то.
-Странно... – Сказала Кирика, смотря на красные прожилки в тенях ярко освещённой улицы. Тут были 90-е XX-го века. – Я... чувствую ностальгию, знакомо, словно выбраться на крышу школы и устроиться в теньке от палящего солнца. Мир снова тонкий вокруг нас.
-Этот мир не настоящий. – Сказала однажды похожая на милого мальчика девочка с заколкой на одном из локонов. У неё была милая наивная ассиметричная прическа (она сама себя подстригала), не настоящие отец и мать и старшая сестра, под конец научившаяся свистеть на частоте допотопного модема. 
Эта девочка жила в городе полном гудящих на частоте 50 Герц проводов, эта девочка закрылась от мира, чтобы познать все тайны жизни и найти свой смысл. Эта девочка была человеком, зачатым и рождённым искусственно, она была ребенком бога, электромагнитной волной – частицей мышления океана людских судеб, автографом ноосферы, по мнению её делавших учёных – а на самом деле она была внеземной программой.
За день до этого к ней наведывался Чужой. Он открыл дверь и смотрел, а Лэйн в пижаме-медвежонке побоялась его впустить в дом. За что Иная Лэйн (на самом деле в этой девочке обитало аж три Лэйн: хираганой, катаканой и латиницей [ромадзи]) сделала ей потом нагоняй. Ведь возможно этот Гость знал Ответы на вопросы, которые не знала ещё она сама!!!
-Ну как? – Так спросила в тот раз новую знакомую Кино. – Став отшельницей, и бросив школу людей, ты открыла что-то новое об этом мире, Лэйн?
Лэйн кивнула. Потом ткнула Гермесу в глаз пальчиком своим. Гермес ойкнул (он обычно жалуется, как Кино попадает на кочки, достаётся её попке и его спицам). Потом Гермеса раскукожило так что он стал похож на инопланетную жирную панду с мордой безмятежно довольной, казалось сам Будда живёт в этой панде занявшей большую часть просторной спальни Лэйн и уронившей пару самопальных мейнфреймов с жидкостным охлаждением, из которых сочилась вода. А потом Гермеса снова через скрытые, свёрнутые измерения собрало в старенький мотоцикл.
-Что это было? – Так спросили её хором Кино и Кирика-тян. – Это был глаз? Мы раньше не замечали, чтобы у Гермеса были глаза на сиденье, покажи, покажи!
Обычная невозмутимость странницы и путешественницы тут им изменила.
-Просто атомно-молекулярные связи эмулируются на квантовом уровне, на котором квантовая матрица (это такой движок на котором запущена наша вселенная) зависима от наблюдателя, так как для упрощения вычислений описывается через него (антропный принцип). Это... широкое поле для багоюза. – Сказала третья ипостась Ивакуры Лэйн, открывая перед Кино и её спутницей дверь из залитой водой (охлаждение системников требовало экстремального подхода, даже стакан с жидким азотом тут не справлялся) спальни, за которой был эльфийский лес, полный призрачных огней и колонн света. Лэйн закрыла дверь, едва увидела удивлённо смотрящего на них маленького эльфа, открыла снова – там были стеклянные коридоры построенного в форме свастики нового здания штаб-квартиры ЦРУ, туда-сюда снова деловые люди. Снова их кто-то заметил, и Лэйн пришлось дверь закрыть. «А можно мне?», спросила её Кино. И Лэйн показала ей, в чём баг. Несколько минут они самозабвенно баловались с забагованной дверью эмулируемой на атомно-молекулярном уровне посредством устаревшей квантовой матрицы мироздания. Так продолжалось, пока что-то там внутри не грокнулось и дверь не стала показывать клубящуюся затягивающую чёрно-фиолетовую пустоту с Голосами. Рейн вздохнула. «Сейчас исправлю», подумала Ивакура Рейн. Похимичила что-то с дверью, вводя её теги (истинные имена) на своём компьютере. Потом снова закрыла и открыла – за ней был коридор с мышиного цвета стенами, которые любили грустные суицидальные японцы в грустные как японская версия Звонка девяностые.  
Потом приходила Ариса, Алиса – только японского разлива. Школьная подруга Лэйн, вообще единственный её друг. Она очень переживала из-за того что Лэйн не выбирается никуда из дому (неправда – один раз Лэйн была в ночном клубе Сиберия, куда её пригласили знакомый хакер-кун и его тян и даже видела как там у кого-то поехала от цифровой наркоты крыша и он застрелился, на Лэйн даже кровь попала).
Лэйн скромно радуясь скромной возможности пообщаться, как истая тихоня рассказала Арисе про Кирику с Кино, их разговаривающий мотоцикл Гермес который жаловался на вредную для его спицованных колёс воду и опыты с забагованной дверью. Ариса щупала Лэйн температуру. Лэйн нравилась ладошка Арисы на своём лобике. Она предложила Арисе соединиться, сначала та испугалась слегка, потом поняла, что имеет в виду Лэйн и согласилась на объятья. «Токи-токи, токи-токи», стучали их сердца. Лэйн была счастлива.
-Привет Маю! Привет Лэйн! – Так поприветствовали они старую знакомую в новом мире, где не успевшие вырасти во взрослых Дети... жили. Просто – жили. Ну и работали ещё, общались, изучали это место – а потом просто тут жили. Это было Странное Место где хотелось просто Жить. И они тут жили. 
-Я Ракка. Можно Лекка, если вы из России, меня тут предупреждали, что по-русски это звучит слегка не так, но это значит Упавшая с Небес. – Так отвечала им девочка, и они поняли – она забыла свои предыдущие жизни. Тут было мило, обнесённый стеной непознанного, за которой расстилался дремучий лес неизведанного – город Вечных Детей целиком состоял из уютных увитых вьющимися растениями домиков, каменные мостовые и каналы, сады и наконец Старая Заброшенная Фабрика, в которой жили Пепельнокрылые – всё утопало в тёплом мягком свете.
Они появлялись из коконов, имена давали обычно по оставшимся воспоминаниям. Вот Ракка помнила, как летит откуда-то к земле, раскинув руки, сквозь облака, там – поля, леса, город и вьющаяся меж ветряных мельниц дорога.
Их община жила на самообеспечении, поэтому Странница с Путешественницей не стали отвлекать Ракку от работы. Просто три дня изучали это место, зная, что и отсюда продолжат свой путь. Они рассказали девочкам из Старого Дома о баге, который нашла Ивакура Лэйн. Потом смотрели как девочки с маленьким грязно-белыми, почти пепельно-серыми крылышками за спиной и кое-как прикреплёнными тусклыми нимбами (у одной он на проволоке держался) открыв багоюзом дверь куда-то в район Донецкого аэропорта зимы пятнадцатого года ходят рядом с шизеющими от холода, грохота артиллерии и ещё этих, с нимбами вокруг ополченцами, на которых всё прут и прут ряды бандерлогов и говорят:
-Всё в порядке, не отвлекайтесь, мы тестируем баг, скоро закончим, вот уже почти закончили, все – продолжайте, простите за беспокойство.
Дверь, которую они открывали в Вечное Лето, была единственной целой и, слегка покосившись – почти висела на косяке в единственной стене, оставшейся от разрушенного тремя пропаданиями «градов» доме. Девочка с крылышками и похожим на бублик нимбом, катавшаяся по улочкам светлого городка на скейте, открыла её сюда – в тот город, в котором родилась и в то время, когда покинула мир начавшейся третьей мировой.
-Исправим. – Сказала уставшая от жизни и хлопот темноволосая девочка-ангел с сигаретой и недосыпом. Она была самой старшей из всех, помогала в библиотеке и у плиты, тут вообще все всё делали сами – тоже тяжкая работящая жизнь.
А ещё баги исправлять в том, нижнем мире. Но ангел-работяга с сигаретой не протестовала, раз нашли баг – значит нужно исправлять. Ошибки реальности ибн баги бытия – они же сами не исправятся...
Читать дальше...Свернуть )
Unsicherheit
Все персонажи, судьбы, места и явления, имена, фамилии, мнения и наименования в цикле романов «Истории Воспоминаний» и подциклах «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война» были выдуманы группой Странников-соавторов, любые совпадения с той или иной реальностью случайны и объяснимы структурой Мультиверсума, то есть множественного мира, где любое событие порождает бесконечное число альтернативных вселенных, дополняющих друг дружку до объективной истины, сутью которой является постоянная борьба взаимоисключающих начал и всевозможных вариантов судеб разных героев. То есть, если персонаж совершает какой-либо поступок – вселенная делится на бесконечное число альтернативных, в которых он его совершил или нет, где этот или иной поступок привел к тем или иным последствиям как для мира, так и для самого персонажа. Время многомерно, прошлое растет из будущего и на него влияет альтернативное настоящее, строгой последовательности причин и следствий в Мультиверсуме нет вне воображения его обитателей.


Истории Воспоминаний, пролог.
-Эллис, а твои воображаемые друзья нам никак не могут помочь? – Спросила Нади, отчаявшись за этот месяц настолько, что готова была ухватиться даже за такую призрачную астральную соломинку как эта.
-У них есть правила, такой «Кодекс Странников». – Серьёзно и по-деловому объяснила Эллис. – Основных правила три: Они не вмешиваются в дела миров, через которые держат путь и их обитателей; нигде не останавливаются более чем на три дня, - тут она загнула второй свой пальчик и устремила взор бирюзовых в этот вечер глаз куда-то за линию горизонта, словно видя там что-то лишь ей одной доступное, - было ещё какое-то правило – но я его забыла.
Нади обескуражено посмотрела на довольную собой, словно после ответа у школьной доски Эллис. Теперь, прося помощи у воображаемых друзей маленькой и по годам и по мироощущению девочки, она чувствовала себя полной дурой одетой в пончо и за рулём этой колымаги. «Скоро ещё?», так думала она, чувствуя уставшим бояться за Эллис животом каждый камень на этой вечерней дороге.
Потом попыталась развернуть карту и та попала девочке в лицо. Та осталась невозмутимой. Нади вздохнула и на мгновение даже закрыла глаза – но лишь на миг – они порядком у неё устали. Приходилось пользоваться обычными старыми картами, вряд ли разумно было использовать спутниковую навигацию.
Эллис открыла книгу.
-Глаза испортишь. – Буркнула Нади, чувствуя себя мамой. ЧЕРТИ! ОНА ХОТЕЛА БЫ БЫТЬ МАМОЙ ДЛЯ НЕЁ!! ХОТЕЛА БЫ БЫТЬ ВСЕМ, ЧТОБЫ У НИХ БЫЛО ВРЕМЯ!!
Машина вильнула, Нади спрятала от Эллис слёзы. На миг ей показалось, что стало жарче обычного мексиканского вечера, когда привычная пустыне ночная прохлада ещё не опустилась с чистых и невинных как глаза этой девочки небес на изгаженную двуногими без перьев землю.
-Жарко... – Подумала вслух Нади и взглянула на Эллис. Та покраснела и закрыла книгу. – Вот доберемся, и будешь читать хоть всю ночь. А потом опять дрыхнуть весь день в машине. И воображаемые друзья твои от тебя никуда не денутся, они на редкость бестолковые...
-Они не бестолковые. – Без капли обиды ответила девочка, которая провела большую часть жизни в канадском городке, которого не было ни на одной из карт мира. Строили, конечно же, американцы под чутким надзором их же спецслужб. – Просто они не вмешиваются.
«А зря...», грустно подумала Нади. За сутки до этого они нарвались на проверку документов, и всё поначалу шло хорошо – Нади умела «скрывать» лицо девочки, так же как и своё. Мексиканские полицейские видели другие документы и совершенно других владельцев этой колымаги, а совсем не Нади (опасную террористку, по заверениям американских СМИ устроившую теракты в Канаде и в их прекрасной священной стране) и Эллис (дочку опасной террористки с русско-арабскими корнями которую та в наглую выкрала у никогда на самом деле не существовавшего мужа и удрала в эту сраную Мексику делать свои «терракты» и там).
Ну, во-первых, Мексика совсем не сраная чего не скажешь о США. Во-вторых – Эллис не её дочка, «хотя за это вам спасибо, вы угадали мою маленькую несбыточную уже на этом свете мечту», так думала Нади. В третьих были «русско-арабские корни» загорелой голубоглазой шатенки Нади. Она – «Нади», это не совсем имя, а своего паспорта или водительского удостоверения у неё отродясь не было (обычно Нади показывала всем простую бумажку и те видели водительское удостоверение, а при попытке проверить – решали что сломался сканер и извинялись ещё, потому что видели в ней мечту своего школьного детства) наверное, тот, кто писал ей там порочную биографию в этом имени услышал русскую Надю, только с арабским звучанием. Самовлюблённые ЦРУшники совсем не знали испанский, это факт.
-Прорвёмся. – Сказала самой себе в который раз она и странное дело – раньше она попадала в разные передряги, но чтобы чувствовать оптимизм не приходилось ничего себе говорить и никак подбадривать, а сейчас... Во что она за эти дни-недели превратилась? Так и поседеть можно. Это из-за ребенка? Любая мама когда её ребенок в опасности и против него ополчился весь сраный мир будет в таком угнетённом состоянии или это расплата, Надина расплата за то что никогда не переживала и всегда жила спустя рукава и забив на свою жизнь и здоровье, как прежде на учёбу и всё-всё-всё?
«Боженька, прости, я исправлюсь, можно мне спасти эту девочку, а? Только её, и всё – я больше никаких мудаков никогда не буду вытаскивать за деньги, клянусь! Завязываю с этим, перестаю шляться, веду оседлый образ жизни и никаких денег-за-спасение, будет у меня свой огород и сад, где-нибудь тут в Мексике, может забегаловка какая, пожалуйста, последний раз я кого-то спасаю, я даже себя спасать уже не хочу, не будет забегаловки и фиг с ней, будет безымянная могилка девочки, у которой не было имени – только её, Эллис спасти, боженька, а?»
Так думала она и вела свою машину с пулевым отверстием как раз посередине лобового стекла, из-за которой её придется, скорее всего, бросить раньше, чем планировалось.
Нади попыталась думать позитивно, чтобы не дай бог не расплакаться – она же взрослая уже, года три как восемнадцать исполнилось. Но губы предательски задрожали, была какая-то обида, которую раньше она обязательно бы вылила в злость и кого-нибудь шлёпнула в отместку, и совсем не потому что у неё было трудное детство или она выросла злой – просто очень много плохих людей за последние несколько лет повстречала и устала терпеть ту правду жизни, которую постоянно в них видела. Не перед камерами только, а так можно всё свалить на очередного американского президента – именно его портрет нарисует робот по словам «очевидца». Но потом в жизни Нади появилась Эллис, и вся её кровожадность куда-то улетела, и мир, вывернувшись наизнанку, превратился вдруг в один большой капкан. И не помогало ничто, с собаками всегда у Нади были проблемы (хотя она очень любила и даже уважала этих преданных животных), камеры всё чаще и чаще и раньше попадались у неё на пути – и Нади напрягала мысль о том, что в будущем их станет ещё больше. К тому же она не очень уверенно себя чувствовала в толпе, два-три человека если посмотрят – то увидят ту картинку, которую она им покажет, а вот десять – и Нади уже ничего не сможет сделать.
За сутки до этого они не «нарвались», а очень мило Повстречали дорожный мексиканский патруль у которых были фотографии террористки и её дочки в числе прочих особо опасных и всё ничего – но потом началось чёрти что. «Кто эти люди?», спросила её после Эллис, когда они оставили позади выезд из захолустного городка, расстрелянный мексиканский патруль и ещё с пяток таких же стареньких автомобильчиков как их, со стариками, женщинами, детьми... А Эллис спросила снова: «Они искали нас?» А в ушах у Нади прозвучало: «И эти люди из-за нас все умерли?»
-Нет. – Ответила в тот раз и повторила сейчас, мотнув головой и прогоняя наваждение Нади. Потом глубоко вдохнула и – взяла себя в который раз в руки.
-Почему мы остановились? – Спросила Эллис.
Нади повернулась к ней и улыбнулась, смотря с теплотой.
-Дальше пойдём пешком. – Ответила она. Этим утром на подобное Эллис отвечала «Есть сэр» с апатией невероятной и скромностью восхитительной. Сейчас же её хватило лишь на «угу».
Она устала. Целый месяц они ездили по южным штатам и Мексике – и хорошо что Нади не решила затеряться «где-нибудь в Детройте или Нью-Йорке», там бы им был организованный капец.
-Ты молодец, подсказала мне куда ехать. – Сказала бредущей рядом с собой сонной девочке Нади, решив через силу взять себя в руки и не унывать, не ныть, она ведь всегда презирала это в людях. А Эллис – может статься тоже способна временами чувствовать что там внутри людей творится. – Без тебя – попыталась бы прорваться из города в обход, по соседним улицам, молодчина. Откуда ты узнала?
-Удача. – Отвечала ей Эллис. – Она отродясь у меня была двоечка, а с вами стала пятнадцать, это сверхчеловеческий уровень.
Нади посмотрела на довольную Элис, та всегда старалась спинку держать прямо, просто непередаваемая смесь гордости, скромности и наивности, всему удивляется, словно в первый раз видит – но старается не подать вида. У старых друзей («покойтесь с миром и не проклинайте Нади за то что привела в ваш дом это дитя, куда нам ещё было идти, ведь никто не знал что мы с вами знакомы», так думала Нади боясь вспоминать их весёлые лица) Эллис играла в какую-то последнюю игрушку на компьютере – стареньком и милом, уютном и непритязательном, как и всё в этой стране. Кажется – она называлась Фоллаут, не зная, куда деться от попыток построить хотя бы один правдоподобный план на их с Эллис будущее Нади смотрела у неё из-за плечика. Эллис ушла в тот мир, погрузилась с головой, кажется она вообще из иного измерения, в котором жила и носика не высовывала и потому так комфортно себя чувствовала – что бы ни происходило. Эллис прошла всю игру за два дня. И теперь думала о себе в критериях ролевой системы SPECIAL, сила у неё конечно четыре, да и выносливость по десятибалльной шкале от силы пять – вот еле ноги переставляет после дня и ночи беготни. А ведь этим утром удивила многое за свои немногочисленные года повидавшую Нади перепорхнув с ходу через четырёхметровый забор – ещё и руку охотнице-за-головами-наоборот подала – Нади подумала в тот миг «насколько же сильна эта девочка?»
Читать дальше...Свернуть )
Link
Все персонажи этого и прочих романов серии «Истории Воспоминаний» (и подциклов «Странствия Светлячка» и «Светлячок и Война») выдуманы и не имеют ничего общего с реальностью в которой обитает читатель. Любые совпадения имён и прочего случайны и объяснимы природой Мультиверсума, читатель всегда находится в иной, альтернативной вселенной по отношению к той про которую он читает. Написать (или прочитать) что-то про ту вселенную в которой существуешь ты сам невозможно исходя из принципа неопределенности Гейзенберга приложенного к многомировой интерпретации, подразумевающей бесконечное число альтернативных вселенных. Все прочие казусы и недоразумения, странности и непонятности этого и прочих романов соавторов [Тех Марико] объяснимы информационной войной, которую развязали Силы Тьмы и Силы Света и человеческим рассудком, который (как и человеческая душа) является одним из многочисленных полей сражений этой неконвенциональной войны. Внимание, в тексте присутствуют аказуальные персонажи (вроде Юки Нагато), хиккикомори, их мышление, исторические персонажи вне характера (с характером отличным от того который им обычно приписывается), взаимоисключающие параграфы, а так же косплей!

Another Another
-Хонока, ты когда-нибудь... мечтал изменить мир? – Спросил Кеншин, отпуская сложенный им самолётик в свободный полет по кипящему аэропорту. Он улетел на удивление далеко. Хоноку не покидало гнетущее чувство. Он посмотрел на одноклассниц. Амэ и Аяка ели свои мороженки с видом заправских кудере.
Казалось – им плевать на все, но Хонока знал что это не так. Они прям как сёстры. Хорошо им быть тихонями с «маленькой» тайной внутри.
-Мне жалко что я проживу всю жизнь так и не увидев другие планеты. Не пустынный на Наско похожий Марс, а те, далекие от нас, которых миллиарды только в нашей галактике и где по определению случайности просто должна, обязана быть жизнь.
Кен тоже взглянул на «сестер».
-Может и увидишь. – С непередаваемой интонацией убежденности в неотвратимо приближающемся чуде ответил Хоноке он. – Знаешь в русском слове «Чудовище» есть корень «Чудо» как и в японском слове Кайдзю – Диковинный Зверь.
Хонока грустно усмехнулся. И снова взглянул на сильную и бесстрастную Аяку, жутковатую Бакемоно с глазами застенчивой кошки.
Люси Сае-Марии во время перелёта приснился замечательный в своей зловещей вещности сон. Люси была уверена – этот сон был как-то связан с деятельностью [DM] Саманты Ридсмит, но вот присутствовавшие там вряд ли бы согласились на подобное оправдание собственной беспомощности. Люси слушала «Ocean Soul» группы Nightwish в наушниках и её никто (кроме подобных Саманте невинноубиенных спецслужбами девочек) не видел. Она стояла за спинами людей из охраны американского президента и чувствовала их смутную тревогу. Лифт с президентом этой без сомнения прекрасной страны уже более тридцати секунд вёл себя странно, он то поднимался на пару этажей то снова начинал опускать в подземный гараж и с личной охраной президента связи никакой не было, что очень печально в общем-то для такой прекрасной страны как эта. Самой Люси в США претили лишь две вещи, первая это федералы, а вторая – остальные американцы, а так прекрасная страна глазами инопланетного существа, хоть завтра заселяйся, сделать только что-то с американцами и можно жить, как завещали парни из Рамштайн в своей песенки про Америку. Наконец лифт опустился на подземный этаже парковки и двери раскрылись. Прицелившиеся в то что должно было там быть (Люси представить себе не могла в том сне что творилось на уме у всех этих «людей в черном»), все эти люди вдруг осознали что целятся в мусорный бак который вопреки всем законам физики как-то умудрился втиснуться в лифт. А вот Люси знала как, только никому не скажет – нормальные же люди с такими сомнамбулизами как она не общаются!
Пригнувшаяся служба безопасности уже начала подкрадываться к этому баку ожидая что оттуда выпрыгнет ксеноморф ну или на худой конец окажется что это бомба, а Обаму взяли в заложники пророссийские сепаратисты штата Техас, когда изнутри послышался сдавленный стон.
-Вытащите меня уже отсюда... – Сообщил им в том сне Обама, видимо так и не понявший что это было.
А был это суверенный Люсин сон, в котором возможно абсолютно всё и никакие претензии Автору не принимаются. 
«Жив ушастый...», подумала Люси и проснулась, потому что Тикки вынула у неё из ушей наушники и сообщила что они уже как бы сели и это не школа где можно спать на парте в лужице слюни, когда все уже покинули давным-давно класс. Люси с этим молча согласилась. 
-Цель вашего визита в Японию? – Вежливо осведомилась девушка лет двадцати на вид.
-Фурикурирование школьниц. – Бросила Люси, рассматривая в жиденькой девятибалльной не очухавшейся еще толпе Тикки. Синих волос было на удивление мало – наверное, после Фокусимы как-то стало не до краски. Даже Саюри нарисовала собирающих подаяния няшек и выложила на главной странице своего сайта. Обычно творившие счастливую лесбийскую любовь на радость фапающим мальчикам, девочки стыдливо повязав «Help Japan» на лбы – краснели и кланялись, краснели и...
Девушка почти не покраснела. Люси фривольно облокотилась и смотрела прямо в её глаза. Месяц от силы работает тут, можно хоть заключать пари. В ином случае уже сработали бы сигнатуры на «хама» и последовала реакция вербального антивируса на органических нейронных сетях по имени «Эго» (Великое и Ужасное).
Девушка вежливо-вежливо переспросила.
Читать дальше...Свернуть )
Unsicherheit
Целиком вот - Май Кавасуми, или вот Алиса выложила с заметками "Глубокоуважаемого Редактора"
...
-А Стеклянный Дом разве не госпитализация? – Вновь спросила его я.

-Нет. – Помрачнел он и отвернулся в сторону настоящего окна. Несмотря на то что мы висели над лесом в полной пустоте, только кровать, на которой вытянулась я, и сидел он – брат всегда отлично ориентировался в моей комнате, какую форму она ни приняла. Наверное, он чувствовал запахи хвои.
-Нет? – Переспросила я.
-Стеклянный Дом это... когда лечит сам социум, а не врачи. И там лучше научиться себя контролировать пока не поздно.
Я сажусь читать книжку со сказкой, которую написала Нэнси. Оказывается в средней школе она, как и мы писала сказки на уроках литературы. Странно что я до сих пор её не прочла. Комната Нэнси – настоящие залежи странных и удивительных вещей. Родители её баловали, ведь она была первенцем. Я открываю первую страницу и вижу рисунок девочки, которая сидит на крыше какого-то жутковатого криво построенного домика на сваях над чернильным лесом.
Картинку нарисовала сивилла, она всегда иллюстрирует работы детей, поднимая образы из их воображения, ведь сивилла знает все, о чем мы думает.
Она такая. Сивилла всегда незаметно старается нам помочь своим пониманием нас... но брат говорил – люди боятся понимания себя, те, кто рождены естественным путем подобно Нэнси и нашим родителям – боятся в особенности...
***
Девочка сидела на крыше своей хижины в лесу и болтала ножками со скуки, погодка была преужасненькая. С неба падал пепел вместо снега, черные чернушки выглядывали из-под крон и прятались обратно, повсюду каркали вороны. Девочка сидела на крыше своей хижины в лесу и болтала ножками над пропастью сожженных до черноты древесных стволов. Вороны лениво смотрели на падающие почерневшие семена одуванчиков и даже не хотели взлетать. Было очень грустно. Девочка ждала дождя.
Она сидела и смотрела в пустоту, а рядом с ней сидел воронёнок, маленький такой и тоже смотрел – в свою пустоту. Потом они взглянули друг на друга и их общая пустота – наполнилась. Девочка гладила вороненка, держа его в руках, и заворожено улыбалась, смотря на его смешные глазки, воронёнок млел и совсем не хотел вырываться и улетать. Так продолжалось О-очень долго...
Девочка задумалась, глядя в пустоту, которая снова начинала потихоньку пожирать её маленькое сердечко, длинные черные волосы слегка покачивались на ветру, и в темных глазах сквозило печальное одиночество. Весь мир сгорел дотла, так думала она. И не заметила, как на неё нашла тень, думая что это облачко она взглянула наверх и увидела...
Гондолу воздушного шара. Мальчик с синими волосами смотрел оттуда на неё, внимательно смотрел, а затем – улыбнулся.
У него была Карта.
Он сказал «Давай, полетели!»
Девочка смотрела и не понимала: это он ей, и вправду – ей?
Мальчик улыбался. Девочке казалось что это сон, и она скоро проснется, но она... не стала просыпаться от такого волшебного сна.
Мальчик был веселый и добрый, небо в его волосах и утренняя дымка в глазах наполнили сердце девочки радость, шар был такой красивый, что она хотела было уже сделать шаг и заалеть в ту гондолу, но потом вспомнила о воронёнке.
«Мы возьмем его с собой?» – Спросила она.
«Конечно...», ответил ей мальчик. Мальчик, который прилетел за ней на воздушном шаре. Она подняла вороненка на руки и тот ласкового с благодарностью на неё посмотрел.
«Он улыбается», подумала она, не зная как к этому относиться. Ведь вороны обычно не улыбаются. «Он нами  вправду пригодится...»
Она залезла в гондолу, и они полетели в сторону заходящего солнца. Догоняя его – невидимо из-за серых туч. А вороны её детства по-прежнему сидели на сожженных до сердцевины стволах деревьев и молчали. Каркать у них уже не было сил. Дом на сваях парил над сожженным лесом, призрачное убежище, которое скоро поглотил туман.
Когда девочка проснулась – солнце так ярко било в глаза что сначала она не поняла, где находится. Они летели над морем, у них была карта, дул попутный ветер, было чисто и свежо, вороненок выскользнул из её тайника на груди и взлетел ввысь, стал делать круги вокруг воздушного шара несшегося на высоте нескольких десятков метров над теплым морем. Из-под воды скользнула тень, и вороненок едва успел спрятаться обратно. Это был морской змей. Девочка улыбнулась и помахала змею рукой. Вороненок опасливо высунулся из тайника на её груди и тоже махнул. Огромный морской змей скрылся в пучинах, но лишь после того как мальчик угостил его чипсами. Девочка хмурилась, в конце-концов это теперь их общие чипсы, а мальчик был такой беззаботный. Девочка перестала хмуриться. На душе у девочки расцвели цветы. Было прекрасное утро.
И день выдался чудесный. Девочка смотрела на море, и оно искрилось в её впервые в жизни настолько широко распахнутых глазах. Казалось – в них может утонуть целый мир, чернота её глаз куда-то ушла и в лучах света они стали отливать синевой. Летучие рыбы сопровождали их низко летящий аэростат над гладью моря, их было много, целые стайки летучих рыб резвились вокруг, она поймал одну их них и, поцеловав, отпустила на волю.
Она раскинула руки и наслаждалась полетом.
Девочка снова проснулась и увидела, что они пролетают над городом полным людей. Она помахала кому-то рукой и ей ответили взмахами и криками приветствия. Играла приятная музыка, внизу расцветал всеми красками весны фестиваль. Девочка никогда не было в городах, и не видела одновременно столько людей. Они спустились и сходили за покупками, набрав полную гондолу припасов – вновь отправился в путь. Девочка вспоминала горожан и дивилась их теплоте душевной, причем многие их них на проверку оказались не очень-то даже и людьми, у одних были острые уши, другие походили на прозрачных медуз и разъезжали на диковинных зверях, но все ладили между собой, и всем было хорошо.
Тут было столько цветов и расцветок, запахов и звуков что девочка опьянела к концу дня и еле держалась на ногах.
А это не так и уж плохо – жить в городах. Так подумал девочка, уплетая чипсы. Этот мальчик вообще очень любил чипсы, чипсы была его обыденная едва. И еще шоколадная вода, холодная сладкая и вкусная, которую он называл колой. И еще пиццу сырную или пиццу грибную, а так же мороженное с клубникой и со льдом, ням, ням-ням-ням...
Читать дальше...Свернуть )
Spinngewebe
Nezumi no Tabi
Нэзуми, которая открывала двери.
Сестра снова чудит, на этот раз она удумала лизать дисплей смартфона, ей лень снимать зимой перчатки. Кот, посреди зимы искавший свою Дверь в Лето. Странный Дом на Дереве и Библиотека в нём, где каждая книга – тропинка в чудный мир. Мы заигрались, и нас спасает странная девушка по имени Нэзуми, на вид четырнадцати нет – но она открывает между мирами двери! Ну и, конечно же, нам попалась очень глючная в спальне дверь – Нэзуми её «открыла», и теперь её невозможно окончательно «закрыть». «Плетение Мистры разорвано!», с умным видом сообщила нам сестра, фанатка DnD. Нэзуми сломала в нашей общей спальне дверь – привет тебе, Кирсанов. Что это я только что видела? «Нэзуми» означает «Мышь»: Мышь Эйнштейна, бегущая по мирам от Кота Шредингера и своим взглядом меняющая под себя наблюдаемые вселенные, вот такой вот парадокс квантовой теории в тему спора Бора с Эйнштейном (на фоне грибного ковра!) о Луне, которой на самом деле нет когда на неё никто не смотрит. Наверное, Луны и вправду нет, когда на неё никто не смотрит, а может быть, она просто хранится в виде математических формул и вне поля зрения наблюдателя перестает просчитываться Матрицей? Парадоксы локальной и не очень реальности длинною в наше общее Бесконечное Лето.
***
Я смотрю на экран подаренного мамой на девятилетие смартфона. Мама звонит, а я не могу ответить – сколько ни жму, оно не нажимается как нужно. Там еще «взять и провести», я и так и так. Смотрю...
Потом начинаю экспериментировать. Братик помогает тёте вытаскивать из вагона сумки, через минуту он с удивлением находит меня лижущую экран смартфона.
-Что это я только что видел? – Спрашивает он меня. Но мне некогда отвечать, я наконец-то умудрилась «взять трубку».
-Да мам, у нас все хорошо, мы отлично доехали, только у тети разрядилась связь, а с моего она тебе звонить не стала. Сказала – «обойдешься». Да мамочка она прям так и сказала, вы снова поссорились, да?
Братик объясняет мне, в чем разница между резистивным экраном и емкостным и настоятельно требует найти перчатки со срезанными кончиками пальцев или снимать их каждый раз перед тем как я достаю свой дареный смартфон. Вся его крутизна меркнет передо мной. Со старым снимать перчатки не требовалось, он умнее этого нового был.
И в чем тут эволюция? Я смотрю на снег, который серый из-за поездов и думаю – а ведь раньше тут, наверное, были такие снежные зимы, что никаких грустных мыслей появляться просто не могло. Смеюсь и кидаю в брата снежками. Мы снова дома. А мой кот снова будет искать свою дверь в лето, пока нам придётся добираться до лета маленькими шажками размером в день – он попробует перепрыгнуть время, как та девочка из того мультфильма. Он у меня такой. Бывало, начнет скрестись в дверь, ты ему её откроешь, а он как усиками учует на улице снежные сугробы – сразу бежит через весь дом к другой двери и тоже в неё скребется. У нас три двери и еще одна гаражная, гараж соединяется с домом, так вот отец устроил, только машину забыл приобрести. Зато начал собирать в гараже кораблики, маленькие такие, и засовывать их в бутылку весьма хитрым способом. Я как дурочка хожу и открываю по очереди все двери коту, пока он собственными усами не убедится что за всеми зима и ни одна из них не ведет в его долгожданное лето. Он до конца надеется, что вот за следующей дверью уже точно – оно самое, его Лето.
Я тоже люблю лето, правда. Иногда мне хочется, чтобы оно продолжалось вечно. А вот брату по нраву зима. Всю зиму в школе нас учили разным интересным и не очень вещам, казалось, учителям самим давно наскучили их предметы, и они еле переставляя ноги, с унылыми лицами тоже как мой котик ждали своего лета. Они бродили между партами понурые, смотрели на нас глазами узников Освенцева и ждали долгожданный выходной. В итоге учились мы по большему счету сами, изучая все понравившееся через википедию, абсурдопедию, лурку, драматику и другие познавательные порталы, а учителей жалели, как могли, слово им против не вставляли, сидели смирно и никогда с ними не спорили, ведь что значит спорить с пожилым человеком? Не уважать его житейский опыт, он ведь все равно не поймет, подумает, что ты над ним издеваешься; им бы до зарплаты дотянуть – а тут ты со своими новыми для них познаниями о мире. Сдался им этот мир.
И так мы кое-как дотерпели до лета.
Не скажу, что учеба была в тягость, однако после всего года к каникулам самым ярким впечатлением от однообразного сидения на занятиях и стал случай с белой мышкой, которую принесла Вика Краснова и положила учительнице в сумочку. Весь класс ждал визгов, а оказалось что наша учительница любит мышей. И любую другую мелкую живность, прям как и я. Она держала её в ладошке и смотрела с таким умилением, это сразу возвысил учительницу литературы в моих глазах.
И все-таки зима никогда не сравнится с летом. И с осенью, ну разве что с весной. Однако у весны свои проблемы, в основном со здоровьем, да и много чем еще. А про осень... «Люблю я пышное природы увядание», сказал один поэт. А мы ему ответим – Нет. Вот не любим мы и все тут.
Яркость зелени родного города, вот чего мне не хватало у тёти. В Кирсанове, что под Тамбовом летом такая зеленая листва, словно бы ты живешь в другом мире. У нас еще улица замечательная – с одной её стороны весь город как на ладони, смотришь на него с холма, и улица уходит вниз американскими горками, да еще во дворе спуск нехилый, весь городок построен на разных высотах и очень много зелени, я думаю это мило. Мама говорила, что раньше она была еще ярче, но, наверное, так бывает, с возрастом краски блекнут. Мама рассказывала, как десяток лет назад тут вообще чувствовался колорит уездного русского городка начала двадцатого века, и до цивилизации было как школьнику летом до зимы. У брата с первого класса была любовь к фотоохоте на зверушек всяких разных, которые водились раньше в местных лесах в количествах неимоверных, а теперь все больше попадались вот таким как он любителям часами лежать в траве с фотоаппаратом, у которого как минимум тридцатикратный зум. А я влюблена в небо, ночью бывало раскинешь руки и лежишь в траве и смотришь в высь, а там – миллиарды миров смотрят на тебя. И ту думаешь – когда-нибудь я побываю во-он на той звездочке. И на этой тоже.
Тем летом мы нашли в лесу домик на дереве. Не из тех что строит детвора ради ночевки или игр вдалеке от родителей и их хлопот. Настоящий, почти волшебный. Вначале брат было решил что его строили для съемок какого-либо фильма или мы случайно забрели в заповедник и это такое милое гнездо любителей как и он пощелкать живность вокруг не пугая ту своим видом. Я первая взобралась наверх по лесенке. И что бы вы думали, я там увидела?
Книги. Тут было полным-полно самых разнообразных книг. Большие и маленькие, толстые и тонкие, все больше в кожаных переплетах на витиевато изогнутых полках, которые словно бы не созданы были руками человека, а скорее выточены из живого дерева. Казалось, по ним еще текут древесные соки, я провела пальцами и понюхала их. Дерево было и впрямь живое! И весь дом очень понравился мне, этот домик на дереве был странный и невероятно притягательный именно для такой как я.
Во-первых, он словно бы не построен был, а вырос на дереве, настолько естественно смотрелся, лишь ступени, что вели наверх походили на творение рук человеческих, все остальное было кусочком доброй сказки.
Во вторых создавалось ощущение, что тут словно бы еще минутку назад кто-то был, а потом раз – и мы тут объявились. Тут все дышало уютом.
Читать дальше...Свернуть )
Regen
Алиса и её грибы Люси...
Уйка нашла Смиляну, моющей ноги в прохладном ручье. Рваные раны от когтей на теле девочки были отчетливо заметны на белой, молочного цвета коже. Щеки горели румянцем, но загорелые пальцы Уйки все еще хранили холод прикосновения к этой странной лесной девочке.
-И зачем нужно было играть так с медведем. Я до сих пор не верю, что он тебя не задрал. – Девочка сбросила рюкзак и принялась доставать оттуда необходимые предметы для оказания первой помощи, когда он снова взглянула на Лену – раны уже исчезли.
-Тебе просто нужно мне было показать их, да? Они не глубокие? На тебе все заживает как на нашем Шико. Ты русалка? Дед советовал не доверять русалкам, они конечно милые, но в их рацион входят человеческие детеныши.
-У него в детстве был друг. – Шепнула ей на ушко Алиса, проснувшаяся в Смилянке и не желавшая снова засыпать. – Ты знаешь, у медведей тоже бывают друзья. И я прикинулась им, его другом. Стала им, он вспомнил, у животных короткая память так говорят, но на самом деле они ничего и никогда не забывают, как и люди. Просто лишнее затирается как при форматировании винчестера, но не стирается до конца. И... он вернулся, снова стал маленьким медвежонком и мы, шутя подрались. Жаль, что тебя там не было.
Уйка тоже жалела, что не увидела как голая одиннадцатилетняя девочка «шутя» дерется в обнимку с медведем. Потом они сидели и глядели на тихую непривычно для этого времени года умиротворенную гладь Байкала.
-Я надеюсь, ты не вампирша. Сестра сказала тут близ села в заповеднике могут ночами хаживать городские упырицы, которых выгнали из клана и которым в городе лучше не появляться. Просила позвать, если встречу кого-то из них, она хочет стать вампиршей и сбежать отсюда в город, охотиться там и мальчиков кусать, а я нет... Ты не вампир?
Смиляна отрицательно покачала головой.
-Это хорошо. Сколько тебе лет?
-Много. – Ответила Смиляна.
-Много – это сколько?
-Я помню четыре миллиарда лет жизни на этой интересной планете.
Уйка даже смеяться не стала. Слишком серьезно Смиляна это ей сообщила. Подумав, девочка спросила:
-И все эти годы тебя звали Смиляной?
-У меня нет имени. Смиляна красивое имя? Мне дал его один мальчик.
-Давно?
-Не так давно, можно сказать – недавно. Триста или четыреста лет назад.
-Отец рассказывал мне про появление жизни на Земле. Он у меня ученый. – Похвалилась Уйка. – Но сейчас ученых не любят и мать от него ушла. Не смогла жить здесь. Не смогла простить отцу моего имени. Сейчас у мамы другая семья в городе. Меня тоже забрать хотела, а потом махнула рукой. Я однажды гостила у неё в городе, там ванная как больничный кабинет, чистая такая и холодная на ощупь. Я не понимаю, как так можно жить. Зато там много людей, тоже по-своему интересно... Можно я буду называть тебя Леной? Мне всегда хотелось сестрёнку, другую, не ту что у меня есть и чтобы её звали Лена, как самую лучшую реку на планете! Я ведь тоже речка, чтобы мы с сестрой текли как две реки... в обнимку, можно?
Девочка, приютившая на время Странницу Алису, кивнула, не отрываясь от глади озера. Ветер полностью стих и Уйка заметила это.
-Наверное, первые пару миллиардов лет тут было жути скучно...
-Мне было чем заняться.
-Чем?
-Всем этим! – Показала на окружающий их заповедник Смиляна. Алиса снова хотела в ней спать.
-Но ведь всего этого тогда еще не было! – Удивилась Уйка. – Лишь простейшие организмы. Ты тогда выглядела как сейчас?
-Несколько иначе. И тогда были не только простейшие, мы привезли сюда много разных существ, но не все захотели тут остаться. За четыре миллиарда лет поменялось все, даже скорость света и время полураспада. Когда-то у меня были друзья...
-Друзья – это хорошо. – Уйка перестала рассматривать симпатичное ушко Смиляны и вернулась к созерцанию озера, которое видела с самого раннего детства.
-Да, хорошо. – Согласилась с ней Смиляна. Так они и сидели, пока солнце не скрылось и не начало темнеть.
-Когда я нашла тебя в лесу, вокруг было много зверей и птиц. Я сразу подумала, что ты не простая девочка, ведь простые девочки не лечат зверей и птиц так вот просто. Как жаль, что они испугались меня.
Читать дальше...Свернуть )
Denken
Дом на кленовой улице впустил в себя новую гостью. Она была тонкой, словно веточка и совсем не умела летать.
Там уже жили: Тая и её блокнот, Махо и голуби, Сукори с Таро, которого никто и никогда не видел, но о проделках которого говорили все. Рита со своей Лисичкой тоже там жили и так же доставляли хлопот соседям.
Соседи были страшные и носили темные балахоны.
«Сектанты какие-нибудь», подумала Марина, разглядывая в окна двор, по нему сновали темные фигуры. Молча, они разносили талоны на крупу.
В голове у Марины не укладывалась вся эта несуразица. Сначала она думала, что что-то не так, не понимая, что именно, а потом вдруг поняла – что.
-Что это?
Мари ткнула в спину Махо. Крылышки Махо дернулись и снова опустились.
-А ты про это. Наверное, так надо.
Махо улыбалась. Тут все улыбались и бегали туда-сюда, вопя по чем свет. Мари вздохнула. И попробовала крылья эти Махо отодрать.
-Ай, больно! – Вопила Махо и била в деревянный пол кулачком. Мари дергала за её крыло, уперев одну ногу в затылок поверженной Махо, а вторую – в стену.
-Не отрываются. – В сердцах воскликнула Мари и потрогала через спину свои, скосив глаза и с приоткрытым ртом трогающая крыло, она выглядела такой смешной, что Махо перестала плакать и начала смеяться.
-Дурдом.
Констатировала Мари, пошла на чердак отобрала у кота сигареты, после чего залезла в подвал и выпила последнюю бутыль вина, разогнав попутно всех мышей. Мыши не обиделись, зато охотиться на них прибежала Лисичка. Она-то и разбила недопитую бутыль вина из рогатки.
Весь вечер и всю ночь Мари гоняла Лисичку по окрестным холмам и лесам, пока не загнала в пещеру Святого Леса.
Когда на утро они вернулись обе драные, но довольные, все поняли – что-то случилось. Лисичка улыбалась не полным набором зубов и твердила, что теперь взрослая. Сукори крутила пальцем у виска, смотря то на лисичку, то на две головы её выше Мари.
Тая сняла у Лисички показания и записала в свой блокнот, после чего ушла рисовать цветы. Рита, наконец, призналась Лисичке в любви. День пролетел незаметно, а за ним следующий и следующий. К тому моменту как пришла осень, а перед домом вперемешку с ярчайшей листвой летали сектантские талоны на крупу, все окончательно передружились.
Марина спала под чердаком. Оттуда она утром, открыв чердачное окно, могла смотреть на речку вдалеке. Мари так и не вспомнила, как тут очутилась, но не особо горевала об этом.
Да – она научилась махать крылышками в такт воображаемой музыке, но никому этого не показывала.


31-янв-2011 10:50 am - Под крышей.
Spinngewebe
Дом у Ани был двухэтажный, когда я впервые увидела его – пожалела, что случилось это уже в поздних средних классах, во время столь «важных» и не нужных перемен.
Её родители были подобающим дополнением к странному интерьеру, утонувшему в первой половине прошлого века. Вся семья, а собственно её отец, мать, и кот утром вставали в одно время, завтракали, весело общаясь, через час уже разбегались кто куда, чтобы к вечеру собраться вновь и снова говорить не о чем, и лечь спать одновременно с прогулявшим весь этот день по кварталу котом. Было что-то запредельное в этой слаженности, которая ни к чему не обязывала. Я даже слегка испугалась, мелькнула мысль – всем в доме заправляет кот. От него зависит влажность воздуха и погода, как по ту сторону этих окон, так и по эту. Кот был большой, если не сказать огромный. И любимое его место было в зале рядом с камином. Если смотреть с двери, открывавшейся в кухню, были видны отблески огня, плясавшие в зеленых мерцающих зрачках. Обычно у котов иногда они становятся зелеными – когда свет бьет прямо, так у этого все не так. Котяра всегда открывал глаза, как на него смотрели. К нему невозможно было подойти неслышимо. Может он и не спал вовсе в те дни, как я гостила у Ани. Может он вообще никогда в своей жизни не спал. А спят ли вообще коты?
Комната на втором этаже оказалась у нас с ней одна на двоих. Две кровати были раздвинуты и между ними шкаф полный одежда. За вереницей платьев скрывалась тайна. Про которую я и узнала в первый же вечер, наверняка она нарочно была подсунута мне. Или я одна такая догадливая.
В этом доме не было тайн, лишь ложная приманка для меня. Как будто Аня извинялась за свою жизнь. Мол, «прости, но тут все так, как мне удобно». Единственной тайной был сам дом и его обитатели.
Читать дальше...Свернуть )
Schere

У нас в классе появилась новенькая. Эта девочка сказала, что её зовут Кэролл. И я сразу подумала – это неправда, это ненастоящее имя. Для девочки. Мы сразу подружились, она сама ко мне подошла, домой ходили вместе, я боялась, что мама про неё узнает. И прятала её, под кроватью, когда она заходила в комнату. Она научилась лежать, тихо-тихо не шевелясь.
И почти не дыша.

1.Про кота и молоко. Про маму и сны. Про Дверь.
Мой папа умер, когда мне было девять. У нас дома, однажды утром я нашла его холодным в кровати. Я потом еще долго ходила каждую ночь к матери в комнату и слушала, как та дышит. Мне казалось – она перестанет это делать как-нибудь, и, проснувшись, я найду её холодное окоченевшее тело.
У нас был кот. Цветочком звали. Он был как лилия, беленький и пушистый весь. Правда линял часто, и я чихала, и мама чихала. Мы все чихали, а он нет.
В детстве его кошачьем, его напоили пропавшим молоком, он чуть не умер, его тошнило, рвало и поносило. У него даже температура поднималась и ему сделали укол, но он выжил. Каждый раз как мы садились есть, он принюхивался и если чувствовал что-то молочное – забивался в угол и из-за коробки на нас глядели его грустные глаза. Я улыбалась ему и он совсем грустнел. Прятался, но смотрел. Как мы будем умирать.
Читать дальше...Свернуть )
31-янв-2011 09:26 am - Странная птица.
Regen
Эта птица была медленнее других, пока все остальные перелетали с ветки на ветку, она словно о чем-то размышляла. А потом вспорхнула и замедленными взмахами крыльев полетела в сторону моего дома. Я почему-то сразу захотела позвонить маме и рассказать про эту птицу. Пока еще не поздно было. Странно. Почему я так к ней сразу отнеслась.
А птица, подлетев, уселась у нас на балконе и, прокашляв, сказала:
-Я не торможу.
Я слегка смутилась, на самом деле со мной это редко бывает, но тут птица словно угадала мои мысли. Я сказала:
-Я и не думала о вас так думать, о Странная Птица!
И замолчав, слегка потерла виски, надеясь, что никто из соседей этого не слышал.
-Гонишь. Ты сидела и думала – что эта синяя хрень так медленно машет, словно в замедленном кино, ей в жопу что всадили десять кубиков карлидола?
Я слегка покраснела.
-Слушай птица… я и не думала ТАК думать, вообще это ВАШ уже ход мыслей, а не мой. Если вы по каким-то своим причинам медленно летаете как в замедленном до нельзя кино – это лично ваше дело, а не мое.
Читать дальше...Свернуть )
17-май-2010 11:28 pm - Колыбельная сумрака
Unsicherheit
девочка Аянами Рей косплей
Колыбельная утра, горы листьев, все в цветах
Старый дуб, и ежевика, и тропинка неприметна
Много зелени, и света, и оттенков много разных
Слишком много отчужденья
В этих столь знакомых чудных снах
Слишком много старых мыслей
Слишком много потаенных
И почти уже забытых
Но таких родных и близких
И почти уж ненавистных
Но все сладких, одиноких
Бирюзовых и лиловых
Тихих легких и немых
Столь же диких, сколь и тайных
Столь же важных, сколь и мирных
И убийственно красивых
Диких детских белых грезах
Вечных утренних мечтах
shahovnitsa

Хрустальные самолетики вились изгибом ленты между двух бордюров по обе стороны ручья-здания. За край его уходила дорога, по которой они шли, она петляла несколько раз, извиваясь, а потом кульбитами американской горки отправлялась, вверх к небесам, где облака отражались неправильностью пугавшей сначала непривычных к этому в водной глади.
-Над нами вода!
Она вся сжалась. Страх возник внезапно, на долю секунды, даже у Арисы. Она смотрела вверх и любовалась отражением их города в воде, там, за облаками.
Там... Горизонт сильно искривлен, размеры этой луны невелики и из-за этого, и высокой плотности воздуха, сильно искривления лучей, создается такой эффект.
В первую минуту, когда она ступила на город на Юноне, она тоже подумала, что он может рухнуть на них. Там, в том городе, над ними был еще один город. И здания виднелись за облаками сверху. Ощущение давления нарастало, она не могла отвести глаза. Тогда её увели в помещение и сделали инъекцию успокаивающего.
Вот бы никогда не подумала, что у меня тоже может быть приступ агорафобии. Хотя это не совсем она. Ведь страх быть раздавленной, тот, что прячется в генах, но почти никогда не проявляется на Земле, где давить тебя просто нечему, это ведь не страх открытых пространств. Но что-то вроде.
Страх захлебнуться тоже. И тут дело даже не в нем. Просто если смотреть вверх…
Читать дальше...Свернуть )
16-май-2010 07:19 pm - Бланш, Технолиз.
Muse
 Клифт устало смотрел на море. Такой взгляд подобает взрослому, а отнюдь не двенадцатилетнему пацану. Вчера штормило, и вдоль берега были разбросаны коряги. В них рылись какие-то птицы, задрав голову, переходя от одной к другой, потом дальше – к следующей. Так, словно они разнорабочие этого мира, птицы занимались своим уже отложившимся в их генах делом – искали морские организмы.
А находили чаще всего мусор.
Он в свои годы уже догадывался, что весь этот мир состоит из мусора, вот только горожанину этого не понять, там, откуда он был родом, верили в чистоту природы. Его мать любила покупать все «натуральное», «природное», словно надеялась, что это поможет ей защититься от морщин и избавит от лишнего веса. Сын её как-то захотел прокричать – «мама, свиньи накапливают жир и у любой твари под старость кожа свисает складками, ты у кого просишь молодости, у той, что придумала смерть?» Но мать бы не поняла и уж точно обиделась, для неё до самой смерти мир останется чем-то чистым и невинным, наверняка подсознательно она считала, что люди потому и болеют и затем умирают, что они – люди, а все другие живые существа – вечны, бессмертны и живут под крылышком бога.
Но как ей и подобным сказать, что все это лишь придумали торговцы, или как там они себя называют, они не могут конкурировать с химией, вот и запустили эту акцию давным-давно. Он разгадал их намерения, слышал о таблетках из мела, которые запивают водой, но все остальные надеялись, что это им поможет. Иногда ему приходили на ум странные вещи, но толку говорить об этом кому-то – не было, лучше не вникать во все это и заниматься чем-то интересным. Вот когда он вырастит – посмотрит. Может что-то изменится к тому времени.
Вдалеке точка то показывалась над водой, то вновь погружалась. Она покачивалась на волнах, похожая на водоплавающую птицу, но он знал, что это за тварь, у неё даже имя было – Майкл. Его друг мог плавать часами, а если бы не нужно было есть – и днями.
Читать дальше...Свернуть )
.
Blick
 

Дорога домой, ностальгия, детство…

Все мы родом из детства, это наша единственная истинная родина, то, что мы любили, чем мы дышали тогда, это все остается на всю нашу жизнь. Мы любим все то, что мы любим, зачастую лишь потому, что когда то научились любить, мы это увидели, нам это понравилось, мы это приняли, и вот мы здесь и сейчас, но, то, все то, осталось так далеко, так…
Они ехали, в купе помимо них никого не было, две пустых койки и две занятых, но они и не думали спать в эту ночь, слишком много было мыслей, слишком о многом хотелось думать и вспоминать.
Выйдя в тамбур, закурив, смотря в окно, среди тех проносившихся на фоне далеких огней снежинок, что можно было увидеть?
Ничего?
Лишь холод и безразличие мира?
Или просто природу, что скоро проснется, и опять будет тепло, опять будет зелень повсюду, он знал, что так и будет, он был человеком, это значило, он должен был это знать, ему не обязательно было верить в это, так происходило всегда, но…
Будь он зверем…
Как он узнал бы об этом…
Что все опять вернется, что этот холод, эта сплошная белая пелена лишь просто отрезок времени, от осени до весны, который нужно пережить, как угодно и все…

Открытое окно, клубы пара и сигаретного дыма, уносились в него, в эту черноту, если их никто больше не увидит, значит ли это, что их нет, если они исчезнут, растворятся через секунду, значит ли это… что их никогда и не было…
Холод…
Это когда даже атомам лень…
Читать дальше...Свернуть )
  
Regen
Все что находится в этом дневнике лишь вымысел и фантастика, это художественная литература и попытка автором понять этот мир, ничего более.
 

Фотография города моего прошлого…

-Наверное, тогда мы еще были не готовы…
-А теперь готова?
-Теперь уже мне все равно я ко всему готова…
-Человек, который говорит что ко всему готов, тем более в таком возрасте меня очень забавляет.
Он сказал это четко и мягко. И очень спокойно. А к чему суета?
Тем более в конце дня.
-Заберешь фотографии и обратно. Сразу. Нигде не останавливайся.
-Ведь это твой родной город, - добавил он через мгновение и пытал меня своим взглядом.
Тот старый забытый город, что вечно утопал в людях.
Там вечно шли дожди.
Читать дальше...Свернуть )
15-май-2010 08:46 pm(без темы)
Unsicherheit
 
-Мы последние дети старой эпохи, если наши 12-14 лет пришлись на время когда интернет хоть и был но не был общедоступен, и онлайновых РПГ не было, и не была так распространена сотовая связь и нельзя было в любой момент обратиться к карте местности с GPS привязкой, не мотались мы по городу в поисках сетей, которые скоро еще крепче привяжут к географии, не было цифровой фотографии, все это появилось уже когда нам было лет по 17-18, у нас по крайней мере появилось, а значит и отношение к этому в нас заложено слегка другое у нас другие интересы игры тайны были в детстве, и мы другой дурью маялись подростками. Кончил.
Пока он все это произносил, я все думал огорчать или нет его, но потом все же решился
– Ну, у меня и в 12 лет были ноутбук, один из первых в моей школе, нет все же первый, там стоял мобильный Сел 177Mg уже по тем временам не самый быстрый, но количество и качество периферии впечатляло, в нем было все вплоть до COM порта и мне реально все это пришлось использовать, правда первая камера была Зенитом Е, и телефон только в 14 появился, так что я уже и не рыба и не мясо получается.
- И на уроках информатики мы не полной дурью маялись, хотя нет все же полной – писали на Делфи системы симуляторы искусственной жизни, потом кто-то на Лиспе пробовал, а в 11 классе даже обучали первые нейронные сети на х.з. где добытом паленом эмуляторе, который работал 7 дней потом приходилось переустанавливать и его и винду, иначе он требовал зарегистрироваться и получить лицензионный ключ за символическую плату в 17999$, для учебных заведений всего за 6999$, помню в то время была паранойя с ними и они реально были самым дорогим софтом.
-Их просто никто не ломал, они тогда нафик никому не нужны были…
  
15-май-2010 08:00 pm(без темы)
Denken
 
Родители и дети

Любовь родителей к детям предельно эгоистична, родители любят не своих детей они любят в лучшем случает того ребенка что живет в их сознании, он может быть и похож на настоящего, но это разные существа, а зачастую родители просто хотят своим детям счастья, они хотят чтоб дети прожили ту жизнь, какую они сами не могут, они хотят уберечь их от своих ошибок, они хотят заставить своего ребенка быть тем, кем они сами сейчас хотели бы быть на его месте, общественная мораль подсказывает им – вы все делаете правильно, это хорошо – желать добра и счастья своим детям, но… но… у каждого человека свой путь вне зависимости от того осознает он что сам его выбирает или плывет по течению или его несут по нему желания других людей, можно конечно ломать его жизнь под себя, заставляя по сути совершать те же ошибки что совершили и вы, сейчас вы возможно не осознаете их, как не осознавали тогда те от которых сейчас сами страдаете и пытаетесь уберечь свое дитя, но … но… ошибки есть всегда, и их нет в тоже время, нет вне вас, нет вне нас, это НАШИ ошибки какими бы они не были это наше отношение к ним, к миру, это все наше, мы все разные, хоть и похожи мы все меняемся, и вполне возможно что то что сейчас вам кажется оптимальным и самым лучшим, через несколько лет вам же покажется полным бредом, оно таким может казаться и вашему ребенку прямо сейчас, но… но… Читать дальше...Свернуть )

Цутому Нихей опять обкурился... и нарисовал Блейм!



Цутому Нихей опять обкурился... и нарисовал Блейм!xDD)
Blick
 
Главное причиной заселения Гренландии, несмотря на все трудности было нежелание некоторых семейств викингов продолжать дело своих предков, то есть жить либо войной либо разбоем. Говоря проще – это была ледяная и суровая страна мечта. Многие историки удивляются странному названию страны и ищут причины в той траве, что изредка пробивалась там из-под снега.
Но если бы они жили в те годы. Если бы они были викингами, они бы поняли весь смысл этого имени, такой простой – это была мечта. Мечта о зеленых лугах, стремление к свободе и счастливой жизни в кругу семьи, а не вечным странствиям по морю и набегам, крови жестокости и насилию. Они назвали так этот кусочек льда, где не было даже леса, чтобы там что-то строить его приходилось везти с материка. Они его так назвали потому что хотели иметь свою родину зеленую, тот край где на траве смогут играть их дети, где они будут свободны – в первую очередь от законов того времени, их племени, заветам их предков. От законов войны. Именно поэтому викинги плыли на запад и искали земли и дальше Гренландии, на примитивных судах хоть и обладавших превосходными мореходными качествами по тому времени, но все же они были примитивней европейских и не приспособлены к длинным плаваниям.
Читать дальше...Свернуть )
    
13-май-2010 09:01 pm - Покой
Unsicherheit
 
Я вот подумал. Аниме использует гипертекстовость эмоций, чтобы по сути натаскать нас на определенные сигнатуры, чтобы мы при просмотре каждого следующего произведения каждый раз пересматривали в себе отношение ко всем предыдущим. То есть создана с нуля новая система восприятия других людей, мира и самого себя, именно это и порождает зачастую непонимание извне. То есть человек не знакомый с таким, «языком» не может выстроить схожего отношения. То есть он конечно выстраивает, но свое, сходное с той группой к которой он принадлежит + его характер, личность собственные взгляды и т.д. Но все это не важно, важно то что до появления этого феномена, все группы, языки, субкультуры, что угодно что несет в себе индивидуальность мировосприятия не заходили так далеко.
Читать дальше...Свернуть )
13-май-2010 08:54 pm - Интервью, нано
shahovnitsa
 

Интервью с пиратом с «Черной Лагуны», торпедного катера, переделанного для рейдов малайскими пиратами

-Да это рай парень, ты просто сам не знаешь от чего отказываешься, поверь мне
-Не надо думать ни о чем, ни о завтрашнем дне, ни о том что будет потом, завтра, послезавтра, когда наступит старость, ты просто до нее не доживешь, уж поверь моему опыту, это не должно тебя волновать, все что тебе нужно, все в чем ты нуждаешься будет здесь и сейчас, у тебя
-Это свобода полная и абсолютная, ну на грани абсолютной и каждый день, уж поверь мне
-Ты сможешь наконец отбросить все свои проблемы, забыть о них, о том что тебе делать и чем жить завтра, как поступать, тебе даже не нужно будет принимать никаких решений, все я за тебя подумаю и тебе лишь останется под моим чутким руководством воплотить все это в жизнь и все….
-Никто больше не будет тебе говорить как тебе себя вести, у нас тут нет правил, вообще никаких, если что не по тебе ты просто делаешь как хочешь и все, а умереть ты и на деле и так в любой момент можешь, поэтому тут мы друг друга и терпим, что нет смысла грызть друг друга если в мире столько тех кто нас действительно достал
-Бывает когда мы берем очередной танкер на гоп-стоп, пока один еще что-то бормочет в рупор, второй уже готовит гранатомет, чтобы шмальнуть ниже ватерлинии, от маленькой дырочки такому большому танку ведь ничего не будет, у них там автоматики, дергающей балласт туда сюда, и переборок дохрена, зато жалкие десяток человек экипажа, а их там больше на этом робосудне не бывает сразу понимают что дело дрянь, и поняв уже не так гнут пальцы, оружия то ведь у них кроме ножей нету, капитаны боятся, что разношерстая команда, которая зачастую собирается на 1-2 рейса вдруг решит разобраться в море, и потребует повысить жалованье, да и не разрешает морское законодательство им стволы иметь, короче законы всегда против них и за нас, наш человек писал, я это сразу заметил…
Читать дальше...Свернуть )
 
Unsicherheit
оскал стекло и ...

Кха-а!

cibo-blame.livejournal.com/3841.html
Кто-то смог перейти по этой ссылке?

www.doppelganger.ru/russian/
А по этой?


DoppelgangeR, самый неоднозначный из русских gothic rock проектов ставит финальную точку в более чем полугодовой работе над своим новым релизом. "Dancing", второй альбом в новейшей истории группы, по сути, является квинтэссенцией тех событий, которые произошли с коллективом за последнее время. В том числе смена состава и уход команды с мэйджор-лэйбла. В материале нового альбома очевидна смена звучания в сторону классической gothic-rock-школы 90-х, а также отчетливо прослеживается фирменный почерк группы. "Dancing" - это 10 композиций с низким харизматичным мужским вокалом, бархатной ритм-секцией и мощными гитарными риффами. Альбом вполне определенно имеет шансы завоевать интерес как среди знатоков gothic rock, питающих симпатии к Funhouse и The Marionettes, так и среди новичков, которые совсем недавно ознакомились с Sisters of Mercy или Zeraphine. Диск включает бонус трек - результат совместной работы Doppelganger и одной из самых перспективных российских synth-goth формаций Requiem for FM.
где-то так.... завоевал... я протащился от альбома написанного 5 лет назад и про который я до сих пор ничего не слышал...
13-май-2010 05:55 pm - Второй Лог (Сибо)
Einsamkeit
Белла-трелла, колокола!

Это наша с вами вновь земля, горите сосны, рвитесь флаги и пусть звучит труба, бела-трелла, звон колокола, мы идем туда, куда уходят на день звезды и пусть трубит моя душа!
-Бредовый мотивчик.
Девочка остановилась и посмотрела на Триша так, словно он был клопом на новом платье. Впрочем – злости в её глазах не было, разве на несчастных насекомых обижаются? На них не принято тратить ценные нервы.
-Зато я сама придумала это сейчас. – Подумав пару поворотов поливочного крана, заявила она и, развернувшись, закричала на весь парк:
-Белла-трелла, громче, громче, труби труби!
-О господи, - простонал Триш.

Во сне класс был такой же, как и в реальной жизни. Только парты сдвинуты, оказались в форме спирали.
-Так, - сказала учительница с птичьим чупом на голове, - кто объяснит мне первый постулат субъективности ежа?
Подняла лапку девочка, - можно, можно мне, а?
-Ваше право, - вздернула свой чуп училка и девочка ответила, - первый постулат заключается в том, что ежики существуют, потому что они хотят этого!Читать дальше...Свернуть )
10-май-2010 01:49 am - Фрилансер я...
Einsamkeit
В общем двадцать минут я им впаривал эту чепуху, убедив под конец, что им нужно вовсе не то, что им нужно… Все современное общество суть декаданса основа… саморазвитие и совершенствование не в моде… бла бла бла… и дальше другим уже: «Что бы ни говорили ваши агенты, но человек не в состоянии глубочайшей депрессии не будет даже секунду разглядывать вашу эмблему, а тот, у кого проблемы – будет, но это не значит, что за этим что-то последует. С таким же успехом он и потолок будет изучать, все трещинки на нем и следы паучьих лапок. Ваша сфера деятельности не предметы имиджа производит, всем плевать на вашу эмблему, ну кроме вас самих. Это не марка автомобиля и не эмблема популярного браузера. Это окна, просто пластиковые окна, которые ставят и забывают об этом. И, в общем-то, все равно, какая она у вас, эта ваша эмблема, только есть одно но – если она будет заставлять покупателя, потенциального клиента вспоминать что-то такое, что ему важно, что-то для него значит, пусть это самое никак с окнами и не связано – его выбор будет зачастую склоняться в вашу пользу. То есть вы выбираете, как вы выглядите – как все или иначе. Сейчас у всех практически компаний занимающихся в вашей нише практически идентичные эмблемы и суть различия, что они разной формы и цвета, про лозунги можно вообще забыть. Кому кроме вас интересны лозунги фирмы выпускающей окна? Детям? У которых только игры на уме? Подросткам? У которых на уме все, что только можно представить и не только? Для них это серость, хоть она оранжевая хоть голубая, это то на что лучше не обращать внимание. Взрослым? У них другие интересы проблемы работа они заняты, все, что обычно пишут на эту тему именно в вашем случае неприменимо, вы и вам подобные компании – слегка в стороне. К чему лаконичность и читаемость, если её не будут читать в 90% случаев? Читать дальше...Свернуть )
японка с бедрами промеж подушки  японка кимоно цвета розы засухи
9-май-2010 11:01 pm - Лог первый…
Spinngewebe
 
Лог первый…

“Маленькая мертвая девочка сменила ник на давно маленькая и очень давно мертвая девочка, сменила на маленькая дохлая девочка (причем давно и то и то), по моему совету сменила на маленькая неслабо дохлая девочка и в статусе занятия выставила – покрываюсь трупными пятнами.”
Я давно хотел спросить…
Ты ведь вправду есть?
А *есТь* *оно* и *вправДу* ведь *тЫ*? *-обрати внимание на свое отношение к смыслу ЭТОГО слова и сам все поймешь…
Кстати многоточие тоже смайлик…
Семантика вопроса и вправду бессмысленна объективно, ну а субъективно и сам найду этот ответ…
Стояла сзади кресла, я знал что она там, и мне было приятно, приятно осознавать что она так близко ко мне и вытянув руку дотронусь… я спокойно дотронусь как дотрагивался до любых предметов всю свою жизнь, даже зная что все это лишь информация, лишь то что не может существовать вне моего сознания, лишь мое видение этого мира, этой реальности. Приятно осознавать что хоть та реальность про которую я и ты и любой человек знает на этой планете лишь порождение человечества, все равно приятно знать что такие создания существуют…
Читать дальше...Свернуть )
Адская Девочка 1         Адская девочка 2
Unsicherheit
Карта Московского Метрополитена 2025г. 
Карта к "Пути в никуда" Сибо... эффект промокших складок склеенности скотчем и повторной пропечатанности... Половина станций так и осталось в прежнем виде (2033-2034+), но они не играют никакой роли в романе. За основу взят фон от другой работы, дальше штамп и мои глюки. А дальше самого дальнего рубежа - уже глюки её...на ветку форума Сибо по 2025му


Стихи про постъядер вообще и метро в частности...

Глазами кота.

Поверь мне, раньше тут носились поезда,
Теперь молчат и медленно ржавеют рельсы.
Они забудут стук колес, они забудут навсегда,
О поездах, лишь глухо катятся по шпалам стреляные гильзы.

И собирает кости смерть, и расцветает жизни новый мир.
Ряды людей будут редеть, другие твари тут устроят пир.
Когда-то вновь пойдут по рельсам уже другие поезда.
И вновь усядутся в них пассажиры, спеша в привычные дома.

Все повторится снова, и вновь после зимы придет весна.
Жизнь негасима, она, набухнув тишиной, оттает ото сна.
И обернется новым миром, уже другие чудеса и бесы,
Будут кружить людям ума, сердца порвутся, вновь война.

И снова мертвый мир – и вновь пустые города,
Замерзнут в алчности людской, века так быстротечны.
И жизнь сражается сама с собой, стремясь исчезнуть навсегда.
Не одолеть ей тут себя, века природы мертвой бесконечны.


Охотник и Зверь.

Под Черной Луной, когда канонада вновь смолкла,
Тропинка Забытых вела, остался один лишь покой,
Туда, где сольются Водой, останки второго полка,
Чужое Небо и вздыбленная Земля, вставали грядой,
Ложилась Волна, хороня лес собой, и пыль поднимала,
Летящей молвой, по деревням и селам, легенда жила.

Он каждый раз заново проверял шанс свой на жизнь,
И шел тропой одной и мучительно древней, зачем и куда?
Дорога одна, в конце виден свет, и шепчет тот глас – откажись!
И старый затвор вновь съедает патрон у глубокого Звериного следа,
И снова в глуши раздается далекого прошлого звон – выстрел гремит,
В Лесу из утоптанных листьев бредет он один, гряда впереди его манит.

Заржавел механизм, снова клинит патрон, он прикладом их бьет,
И вновь как всегда отворяет врата или пасть та звериных судьба,
Она верит и ждет, этот миг настает, и последний охотник тут сгинет,
И вновь сжирает механизм свой любимый патрон, ствол откроет глаза,
Грянет гром, боль вскричит и ударом металла зверя плоть разорвет,
И останется лишь запах пороха, крови, тишина пустота навсегда.


Примечания:
Про Механизм - Механизм не может спасти жизнь, зато он может её отнять у того кто собирается твою похитить. Механизму она не нужна, он не вор, он не преступник, он не пользуется тем, что берет без спроса. Механизмы создавали люди. Это не плохо и не хорошо, последние критерии умерли сорок лет назад, когда «Поднималась Земля». Отцам северного племени незачем учить детей Прошлому, они и не учат.
(Про Охотника, что бродит по лесу и меланхолично мочит все что движется.)
Unsicherheit
Борнгейм-Митте - карта 12 вариант Борнгейм-Митте
Графика к проекту книги "Борнгейм-Митте"...
Gestützt auf den Entwurf des Buches "Borngeym-Mitte" ...
7-май-2010 08:00 am - Рей as Мисато
Unsicherheit
добавил отражение в серых облаках, теперь вторая Рей похожа на Мисато...
Аянами Рей


Коллаж из двух обоев, Bleed Rei как фон использовал, пару минут в общем. От нечего делать и желания чего-то нового из Евы на рабочий стол...
Рей Блиид
Второй вариант...
Копье лонгиния
7-май-2010 07:32 am - Evangelion Not End...
Link
 
"Горы. Тяжелые горы. Они меняются очень долго. Небо. Синее небо. Что-то невидимое, что-то видимое. Солнце. Оно только одно. Вода. Что-то приятное. Коммандующий Икари. Цветы. Их много одинаковых, их много бесполезных. Небо. Красное, красное небо. Красный цвет. Я не люблю красный. Извергающаяся вода. Кровь. Запах крови. Девочка, которая не исходит кровью. Люди созданные из красной почвы. Люди созданные мужчиной и женщиной. Город. Его создали люди. Ева. Её создали люди. Что такое человек? Его создал Бог. Люди были созданы людьми. У меня есть жизнь и душа. Сосуд души. Контактная капсула..."

"Люди боятся темноты, и они вычищают её огнем, чтобы выжить."

"Ты избегаешь личных связей… неужели близость так пугает тебя? Если ты ни с кем не близок — тебя никто не предаст и не сделает тебе больно. Однако так ты никогда не забудешь об одиночестве. Человек всегда одинок, он не может полностью избавиться от одиночества. Но он может забыть о нём. В этом человек находит силы жить.
… Человек всегда носит боль в своем сердце. Сердце его болит, поэтому вся жизнь для него боль. Ты хрупкий как стекло. И этим ты мне симпатичен. Проще говоря — я люблю тебя..."
Читать дальше...Свернуть )
Unsicherheit
Пару лет назад посмотрел аниме Denno Coil (www.world-art.ru/animation/animation.php ), кто бы мог подумать, что лучшее творение в жанре киберпанк создадут, когда он уже умрет как жанр. Честно – не ожидал, особенно когда увидел рисовку. И, в общем – понравилось. Поспорил с одним другом на тему его высказываний о невозможности подобных интерфейсов (мол, все там у них слишком высокоуровневое, а где же «ручками») и наложение кибер реальности на нашу, и забыл про все это. А тут наткнулся сегодня на это designmind.frogdesign.com/blog/envisioning-your-future-in-2020.html
2020 да?

Правда с этой фоткой дизайнер что-то намудрил. Кто скажет, что именно?
21-апр-2010 09:21 am - Серро-де-Ла-Силла
Unsicherheit


Две силы – одна толкает тебя вперед, чтобы ты шел, вторая закрывает перед тобой конец пути. Это гермозатвор на твоей дороге сна.
Изучаю фотошоп CS...
Обои по миру Метро...


Серро-де-Ла-Силла

«В первичном значении слово «демон» означает «исполняющий желания». Мудрое старое существо, знающее и дающее. Но тысячелетия христианства все изменили»
Сибо.


Сон первый. «Падре Миер»


«Его начали строить за девять лет до моего рождения. Моя мама, когда еще была жива, говорила – «они знали!..» Я выросла под землей и не помню многое из того что помнила она. Я обманывала каждый раз свою мать, когда она спрашивала меня о нашей жизни там, на поверхности я кивала головой, слушала её и старалась оправдать надежды. Вот и все. Я не хотела расстраивать свою мать. Просто не хотела и поэтому фантазировала иногда, чтобы скрыть правду. Я ничего не помню из тех дней, что мы жили там, наверху.
Читать дальше...Свернуть )
текст на facultetbook.ru/
текст на metro2033.ru/
Unsicherheit
Клинок бессмертного Клинок бессмертного

Старая Карта.

Эта история произошла на самом деле, мир забрал всех, кто её помнил кроме меня, но во мне она живет до сих пор, стоит закрыть глаза, и я вновь ощущаю эти деревянные ступени босыми ногами, и рука скользит по старому безжизненному дереву. Я снова с братом ступаю по мертвой земле, уходя в туман и мы пробираемся по утонувшему в нем лесу.
Все так реально, словно случилось вчера. Память затерла старые слезы и унесла все в пропасть вечности, похоронив там навсегда. Осталось лишь затаенное желание прошлого, и позабытые чувства, но и они уйдут, когда спущусь в эту бездну и я.


г.1, После грозы.


Я раскачивалась на люстре, пока брат перебирал шкаф. Книги летели на пол, шелестя древними пыльными страницами.
Я отталкиваюсь от потолка. Оборот, еще раз, приземляюсь ногами на потолок с другой стороны и отталкиваюсь снова. Люстра не выдерживает, и я в обнимку с ней лечу вниз.
Брат подходит и протягивает руку. Я вытягиваю свою и показываю на потолок. Он поднимает глаза и смотрит внимательно. Разворачивается и идет в кухню за стулом, приносит один и ставит как раз под сейфом, что я нашла.
Читать дальше...Свернуть )
Denken
Я сам не знал, зачем летел.
И не понимал временами.
Мне просто самому необходимо было во всем убедится. Опять край сознания мне что-то нашептывал.
Пришла в голову мысль, что будь я персонажем какой-нибудь книги или фильма, со мной обязательно кто-нибудь бы летел. Как правило, в таких случаях – женщина. Но я летел один.
Я сейчас как никогда чувствовал свою оторванность от мира.
Самолет приземлялся в аэропорту.
Ясное небо и чайки. Первое что мне бросилось в глаза. Это действительно было необычно. Почему? Я не мог сказать, но чувствовал это всей кожей.
Чайки и океан – это ведь одно и то же?
Я шел по песчаной косе. Я шел по пути к океану. Этот путь так напоминал путь на небо. И непонятно где заканчивалась тропинка в песках, толи на суше, толи на небе.
Дом стоял как на снимке.
Каменистая коса вдавалась в океан.
***

-Что вы проводите на БАК?
-Эксперимент.
Голос был спокойный. Очень, и ровный.
Он сидел в кресле. Оно было закреплено как то. Он смотрел в море и в небо. Нет, наверное на горизонт. Очки на носу. Огромные. Нос с горбинкой. Седые волосы. Он был спокоен. Очень спокоен.
-Какие эксперименты.
-Я не сказал эксперименты.
-Я сказал эксперимент
-Тот, о котором тут?
-Главный эксперимент. Тот, о котором везде.
Читать дальше...Свернуть )
Muse
Текст с сокращениями взят отсюда http://www.facultetbook.com
И выложен здесь https://www.ras.ru/forum/forum_threads_list.aspx?viewpage=1&sectionid=3551d9dd-f026-4213-9414-cc554750f490

Главный Эксперимент БАК

«Если тысячи солнц встанут разом над миром, человек станет смертью, угрозой Земле...»
Слова из древнего индийского эпоса «Махарабхарата», произнесенные «отцом» атомной бомбы Р.Оппенгеймером после первого в истории атомного взрыва 16 июля 1945 г. в 5.30
«Мы люди, мы просто люди. Не больше и не меньше. Только вот что это значит? Быть человеком…
Наверное, каждый решает сам для себя. Но вот если,… он решит не быть им? Кто его сможет осудить, ведь суждение это только отношение. Твое, мое, к чему-то. И все»
Слова из нашего форумного рассуждения на тему человека. Ночь 2009-12-07.


Я узнал про дневник случайно. Лучше бы я про него не узнавал. И про то, что было в нем. И все закончилось бы без моего вмешательства. Так, правда, легче. Это как выбрать красную таблетку и потом все время всю жизнь об этом своем секундном выборе сожалеть.
Ну, по крайней мере, в данном случае эта жизнь будет недолгой.
Это и успокаивало меня.
Читать дальше...Свернуть )
4-дек-2009 10:27 am - Под снегопадом.
Denken
Они пришли. Тут было метров десять, дальше она одна.
Вошла.
10 минут.
15 …
Ее все нет, это уже ненормально, но Стас спокойно курил, все что он мог сейчас делать – это не уходить и ждать.
20 минут…
Она вышла. Стас плюнул окурком в лицо Свете, та отбила его на землю. Они пошли молча, опять как всегда он вел её к машине, опять она шла, смотря во все стороны как ребенок впервые видевший ночные улицы города.
И сказала то, что он меньше всего желал сейчас от неё слышать.
-Я обратно…
-Ты что хочешь просто вот так взять и сдаться? Тебе видней…
Он развернулся и пошел к машине, до неё было два квартала. Света улыбнулась, сказала что-то про себя и бросила ему:
-Да все путем я быстро.
Вдалеке уже ревели сирены.
Она шла к входу здания. Там было ментов как селедки в бочке. Всех сюда послали что ли, подумала Света и остановившись начала рыться в сумочке. Достала целую пачку удостоверений и, не обращая внимания на странные взгляды двух проходивших мимо людей начала искать нужное.
Нашла.
Читать дальше...Свернуть )
4-дек-2009 10:10 am - Закопченные фонари
Link
Уставший путник,

Ты у этого трактира,

Сего­ дня вновь узнаешь,

Все о низости людской!

Когда пробьют часы,

На старой башне мира,

Все обратится в кровь.

Гремя цепями века,

На сцене появляется король!

Его прихода весть неотвратима!

Э­ тих цепей лишь мертвый,

Не услышит похоронный звон!

Читать дальше...Свернуть )
23-ноя-2009 08:06 am - КТ, Rising!
Unsicherheit
Black Hope

vkontakte.ru/board10352251 - Здесь обсуждают все, не реально почти все…
группа Комната Теорий, почти вменяемая группа вКонтакта, одна из немногих таких…


Поднимающийся.

1.
Стая была всегда. Было что-то неправильное в ней, но Кетчер этого не понимал. Ему было все равно. Он был частью Стаи.
***
Когда массивная туша ударилась в крышу, с потолка посыпалась побелка и две фигуры человеческие, притаившиеся в этом, казалось, таком надежном убежище разом вскинули головы.
Этот удар означал только одно. Назад им пробиваться с боем. Такое случалось часто – выходили вдвоем за медикаментами для станции, до аптеки, одной из четырнадцати еще не до конца разграбленных в районе было всего сто двадцать метров по поверхности, но вот уже три часа прошло, а они не могут высунуться из проклятой квартиры.
***
Читать дальше...Свернуть )
23-ноя-2009 07:09 am - Ростки Сознания
Blick
Лог Восемнадцатый

-Ты поняла?
Он тряс им перед ней
Его палец белел на спусковом крючке
Она смотрела секунду на ствол, нет, тот черный провал, откуда приходит смерть, смотрела, сведя глаза к носу почти как ребенок, потом сказала.
-Ну это и так понятно, и кому угодно, только вот мне еще кое-что понятно, пока я вам нужна, даже не сама а то что я могу кое что сделать ты на него не нажмешь, потому что после того как ты это сделаешь кто-то тоже нажмет и отправишься за мной и сам все увидишь, то что вы меня просите показать
Она один раз уже это сделала, случайно но она знала что значит случай, знала теперь но не знала тогда.
У нее один раз это получилось и теперь они хотели чтобы она это повторила, но не так как тогда, они хотели чтобы она сделала то что еще никто не делал. На самом деле она тоже этого хотела. И уже давно, это не они ее нашли, вообще все было немножко не так как многие из присутствующих себе это представляли.
Но оно было к лучшему.
Однажды у нее получилось породить жизнь.
Читать дальше...Свернуть )
Link
Лог Тринадцатый

Задавай любую последовательность псевдослучайных данных!
Нет стой я сам. Он подошел и набрал всего две цифры – 42
42? Ха, только не говори мне что из этого родится разумная жизнь!
Да, именно так, - его улыбка была и вправду странная – в них весь смысл жизни во вселенной!
Но это ведь только числа, в десятичной системе, это ведь только математическая абстракция, это только то что было порождено людьми!?
Ага.
И как из этого…
Может, из чего угодно может.
Ты не понимаешь?
Это начальная нестабильность она нужна иначе ничего не начнется, но странно говорить о том что она определяет конечный результат
Но..мм..
Я понимаю это звучит глупо, но нам придется ждать ну если не миллионы то тысячи лет пока может быть что-то появится!
Нам почти не придется ждать ведь это уже появилось, просто пока это чуть меньше чем ничто, но уже через год
Читать дальше...Свернуть )
Unsicherheit
Have you seen New Moon? If so, how do you think it compared to the book? Was it better or worse than Twilight? Please, no spoilers!

Просто продолжать относиться к человеку как раньше, это что так сложно?
Если ты говоришь, кому угодно, да хоть себе, что любишь ее или его, что в этом может поменять то что все человечество с таким кайфом называет изменой. Реши сам для себя все это, но ведь народу нужны хлеб и зрелища, да…

последняя моя дуэль на facultetbook.ru/

В деревне предгорной давно жил ребенок, что с детства бродил повсюду один. Костер разводил он в лесу, и нюхал туман, любил камыши и рыбу ловил, во сне трогал мох, на дереве спя, и звезды считал, когда пролетали они меж ветвей цвета сумрака теплого. Не очень любил он людей, и тьмы не боялся совсем. Когда в этот мир предвечных чудес весть неся, сквозь лес пробиралась тьма, он встретить хотел все хозяйку ночного костра. И следом он шел и звуки ловил. Он жил нелюдим, но о многом мечтал. Однажды в ночи он увидел особенный свет, он шел из окна, там кто-то дышал, там кто-то боялся в постели холодной пришествия тьмы. В окно заглянув, он увидел мечту, о которой слагались все сны. Окно он закрыл за собой, оставив лишь в памяти лик, и в лес он пошел, навстречу грядущей и жаждущей этой души утренней тьмы. Он громко кричал, он весело лес свой по именам называл, он пел и плясал он от счастья. Он тьму со следу сбил, вслед за собой в лес увел, но сам заплутал.
Он был лишь ребенок, что жил меж ветвей. Так странно в лесу становилось теперь. Он помнил, он знал, что в жизни нашел вновь мечту, и больше не надо на дереве спать и на звезды смотреть. Он шел все вперед и шел и слышал, как тьма продирается вслед за ним в его лес. Не помнил он лес, не помнил чем жил. Как страшно в лесу! Как глупо терять!! Он по лесу брел, устал он кричать… Да и незачем стало, тьму эту ему не напугать... Теперь так похож он на жителя стал, боящегося тьмы и не ходящего в лес за рекой. Упрямо вперед он все брел, и тьма настигала его. Он видел мечту, но видела она ли его? Он помнил лицо, за ним шла теперь тьма.
И понял он тех, кто в деревне той жил. Они все имели кусочки того, что тьме не отдать! Могли лишь солнце молить и дверь запирать, но тьма приближалась, хотела отнять, хотела заставить забыть…
-Не стану таким, - сказал он себе. - Не буду я плакать, не стану кричать. Мне есть что терять. И есть, зачем жить. Не сдамся я тьме. В ночи будет свет. Я лес подожгу. Он будет сиять!..

Зашла в сердце леса та Тьма. А Лес то горит!
21-ноя-2009 02:24 pm(без темы)
Muse
Лог Восьмой
-Если бы я играл в стратегию и в дереве апгрейдов увидел апгрейд десятикратно увеличивающий скорость развития моих технологий, я бы бросил все и выучил его в первую очередь, и как можно раньше. А про угрозу и возможности и необходимость контроля это к американцам они специи по этому, учатся сейчас как раз создают тотальную систему контроля, использующую в основе все те камеры что теперь уже… везде. И системы распознавания образов и базы данных этих эталонных образов сейчас создаются. А если серьезно, то все-таки доверять, просто доверять кому то или чему то это в общем то не так уж и плохо, и это то что человечество почти потеряло на протяжении своей истории, окончательно потеряет скоро, если объект представляет угрозу, необязательно он нанесет вред, если ружье весит на стене не обязательно оно выстрелит, какие бы шансы на это не были, просто люди что-то имеющие всегда боятся это потерять, а теперь в век демократии и тем более, у них есть права и они ими воспользуются даже если просто будет угроза, к тому же есть люди которым выгодно использовать такое настроение.
Читать дальше...Свернуть )
21-ноя-2009 12:03 pm - Логи Игры
Regen
Лог Семнадцать
Она делала это в который раз, но каждый раз было по новому, сейчас для нее это не имело значения, зато во первых она имела вопросы а во вторых имели ее саму.
Сидя на нем, прижавшись всем телом к нему она говорила, просто говорила, пока еще не спрашивала, а он полностью отдавшись наслаждению что-то невнятно отвечал. Психологгер не палился, пока, и его совмещенное с ИИ сознание открывалось без проблем, создав временную уникальную авторизацию для себя, можно было использовать ее почти как сыворотку правды. Правда только здесь и сейчас и только для него.
Выгнувшись вдоль его тела, она лизнула его нос сделала это быстро и опять откинулась назад.
Время уходило с этим надо было что-то делать….
У людей отчетливо был завышен болевой порог. И причина была в Игре, и все это было следствием той причины, что вполне могла стать ответом на вопрос, пока не заданный, но созревший в голове Марико.
Читать дальше...Свернуть )
21-ноя-2009 08:41 am - Экспериментаторы...
Link
Лог Десятый
-Кого мы изучаем, кто подопытный?
-Объект №2
-А поконкретней?
-Система мнений, суть суждений, пространство имен, база терминов, система стремящаяся к стабильности в своем вечном поиске объективной истины.
-Понятно. А почему №2? Были номера 0 и 1?
-Были но теперь мы не можем получить о них никакой информации, поэтому просто №2.
-Ммм система субъектов в поиске объекта?
-Ага^_^
-И еще и взаимоотношения между ними сюда включаете?
-Ага^__^
-Пациент скорее мертв чем жив.
-Нет не так, скорее объективен, нежели состоит только из одних рекуррентных я.
-А причина объективности?
-В ее желании.
-Кого?
-Ее?
-Ее телефон есть?
-Нет потому что она это не девушка, она это объективность.
Читать дальше...Свернуть )
21-ноя-2009 08:08 am - Диалоги мышления
Spinngewebe
Лог Седьмой
И опять я ехал в деловой роен города, чтобы войти в старое здание, очень старое просто странно как его до сих пор не снесли, в плане сноса оно наверно было, но план видимо изменили и снос заменили на реконструкцию. Напичканное офисами под завязку. Войти и сесть в лифт, ехать со всеми вверх, потом вниз и опять вверх, дождаться пока останусь один и нажать сразу несколько кнопок с номерами этажей, одновременно, и поехать вниз, не до подвальных помещений, которые везде уже были переделаны под автостоянку, но тут сохранились, а ниже еще на несколько этажей.
В спальне, если эту комнату можно было так назвать весь потолок был в фотографиях неба, не ночного, как можно было подумать а дневного, точнее это даже была одна фотография очень высокого разрешения, поделенная на квадраты с метр ребром, ими был выложен потолок.
И все картины в комнате, а их было много были о том же, на всех было небо, на всех разное. Эти закаты, рассветы, эти кучевые и перистые облака в полдень с солнцем проглядывающим сквозь них. На большинстве не было ничего кроме облаков неба и солнца и лишь на одной, изображавшей пасмурное утро…
в Киото – пронеслось в голове.
…На одной только этой картине можно было увидеть ландшафт из холмов, нескольких деревьев и странного здания. Оно сразу казалось странным сразу как смотришь на него, но сколько не смотри причину этой странности познать не удавалось.
Наш мир напичкан секретами, если когда вы услышали это что-то хоть что-нибудь слегка звякнуло в вашей душе, поздравляю вы еще ребенок, вы еще помните каково это – изучать мир, окружающий вас мир, изучать открытым взглядом, не думая о себе как о части этого такого интересного мира.
Что не можешь установить уже связь между причиной и следствием, а всегда мог, это основа твоего мышления да?
Я не знаю,
А ты?
Ты система, я система, так в чем же между нами разница?
Разница?
Что есть вообще разница?
Различать что то?
Это основа мышления?
Читать дальше...Свернуть )
Spinngewebe
Я лежу на трассе, где нет машин, смотрю на почти черное дневное небо синевы и вся смеюсь.
Тут и в правду почти нет машин, одна на сто километров одна на час…
Я не самоубийца, если что, вы неправильно поняли или подумали.
Просто лежа рядом в то ли земле то ли песке похожем на пыль, что покрывает растрескавшуюся землю, я бы не чувствовала «этого». Оно не только в небе – оно везде, в полыни и стоящих неподалеку кактусах тоже. Они эти странные колючие фигуры – прям как люди.
Ежики с иголками.
Можно это почувствовать, если нестись, давя со всей силы на газ, мне достаточно просто лежать.
Земля и так быстра, а время и так несет меня.
Я вытягиваю вперед руки. Вперед - значит вверх!
-Вот че-ерт…
-Я сейчас…
А в горле привкус детства.
Надо мной склонилась голова, она закрыла от меня солнце, что так неумолимо, как и время. В этом месте, в эти дни.
-Мы едем дальше?
-Или ты еще полежишь?
Она издевается да, наверное, да… так и есть, посмотрите на эту улыбку!
***
«Черный Кардинал» с виду был похож на катафалк. Четыреста литров бензина. Это как V6 поставить на мопед, только круче. Что-то в нем было притягивающее взгляд.
-Что в нем притягивает мой взгляд? – Спросила Амэ воздух.
Воздух дрожал. Во рту просыпалась жажда.
-Сколько еще? – Спросила Линда. – Мы успеваем на концерт?
-Звезда… звезда Шерифа?
-Группа «Звезда Шерифа»! – Поправила Линда. – Она мой клон. Солистка. Выглядит как я, думает как я, дышит как я, но умрет не как я. Или я – не как она. Не знаю у кого из нас лучше судьба. Прямо Ноно Рири пустошей! А в глазах – розовые звезды… И она – на самом деле шериф всей еще живой Америки!!! Представляешь?!
-Счастливая. – Прошептала с тихой грустью Амэ. Во рту полыхала жажда. Амэ не привыкла к ней, и почему-то пыталась осмыслить. – Я не знаю что такое «лучше». Когда-то понимала, что лучше для меня. А теперь – не знаю.
-У тебя нет судьбы? – Спросила Ли. Она открывала багажник, под пристальным взглядом двух курящих на собственной заправке стариков-индейцев Ли ставила канистры с авиационным топливом. Поблизости было кладбище самолетом, и не скажешь – довоенное оно или уже после превратилось в свалку.
Возможно, тут был когда-то военный аэродром.
-У меня… - Сказала Амэ ветру, который нес пыль по улице. – Есть судьба. И она тоже дышит…
Линда вскочила за руль. Она привыкла. Последнюю неделю Амэ разговаривала сама с собой. Или, по крайней мере, с кем-то, кого не увидишь обычными глазами. Линда поправила очки. В них отражался буро-желтый мир.
Амэ закрыла глаза. Старая песня. Вокруг – люди, на всех желтые каски. Девушки, их трое. Толпа. Они выделяются из цветастой толпы. Венки? В руках – цветы. Они улыбаются. Мысли солдат: они обкурились травы, как жаль, мы не хотим этого делать. Мысли девушек: такой странный мир, мы никогда не хотели, чтобы он с нами такое сотворил…
Залп. Потом – был залп.
-Ам-э… - Жалобно протянула Линда, вцепившаяся зубами в обтянутый столетней кожей руль. – Мы едим или едем?
Читать дальше...Свернуть )

Spinngewebe
Она вернулась с войны странной. Так сказала её сестра. Клэр служила в войсках НАТО, но когда вернулась, помимо отсутствующей руки и странного взгляда в ней было нечто еще. Что-то иное, абсолютно чужое. Это напугало семью.
Так Клэр стала жить одна.
Это расстроило семью, и они решили изменить к ней отношение и загладить вину.
Это обвинило существо все еще по привычке именовавшее себя Клэр. Девушка ходила в плаще, скрывавшем покалеченную руку, потому что смущала этим людей, но смущать родственников – слишком тяжело.
Так она исчезла. Просто растворилась в толпе и детектив, нанятый для её поисков не смог отыскать ни одной зацепки. Полиция развела руками.
Их было много, этих рук. Целый ряд…
Деревья.
Казалось тут кто-то жил. Так не растут в природе деревья, словно высаженные в грядку овощи. На окраине поля была роща, а за ней дом. Словно руки Зверя, подчиненного Зеленому Мозгу, они скрыли его от посторонних. Но порядок, правильное расположение стволов – это их выдало.
Трактор был старый. Вика любила старые механизмы, едва ли не больше, чем старых людей. Хорошие и добрые старики держали мир, когда-то, с полвека назад, когда им платили пенсии. Этому старику никто и никогда ничего не платил, у него была своя земля и много-много внуков. То есть это был самый лучший из стариков – это был Фермер!
-Оттуда никогда не идет дым? – Спросила Вика у фермера. Тот развел руками.
-Дом заброшен. – Сказал он. И добавил, что там уж точно никто не живет.
А почему? – Хотела спросить девушка, но передумала. Когда говорят «уж точно» спрашивать если не невежливо, то отчасти бессмысленно.
«Обвинило», вспоминала Вика слова сестры Клэр. Та сказала «обвинило». Интересно, она это почувствовала или Клэр призналась, что уходит, потому что чувствует на себе обвинение?
Трактор забирал вправо, Вика представила себе, как с орбиты инопланетная делегация переводит письмена на полях, остающиеся на свежее перепаханной земле за трактором, в котором дедок-фермер слушает песни далекого детства и правит чрезмерно смелой после самогонного самогона рукой.
А они переводят и даже пытаются отвечать!
***
Калитка была странная. Что именно в ней не так, Вика так и не поняла, но странность ощущать не перестала. Тем более мирно, почти противоестественно мирно протекала жизнь двух девушек, приютившихся в этих зарослях.
Первая – Клэр, её серебристые волосы отросли до талии, а ведь на фотографии годовой давности она было с коротким ежиком. Вторая, кареглазая шатенка, тонкая и подвижная, похожая в своей угловатой простоте на ребенка, купала Клэр в тазу. Микрофон, сопряженный со стволом старого гринфилда мог улавливать тихий голос человека с километровой дистанции, но с восьмисот метров Вика слушала лишь их сопение и всплески. Даже смеха не было.
Почему-то Вике казалось, что он обязательно должен был быть, когда её саму купала так сестра, летом, в жару, во дворе, в тени зелени в огромном оцинкованном тазу, Вика орала как помешанная, захлебываясь своим хохотом и брызгами воды.
Холодная. Линда всегда наливала её слишком много, так, чтобы при погружении маленькой Вики часть вылилась на траву. Зачем? Вика не узнала…
Смеха не было, но теплота была. Так странно…
Вика свинтила узко направляемый микрофон и стала разбирать винтовку, упаковывая её в спортивную сумку с молнией. Медленно провела пальцем по последней, словно не веря, что она и впрямь закрылась.
И, внезапно для самой себя, улыбнулась. Когда солнце пробивается сквозь такую дикую листву, в полдень, оно словно оставляет на внешней стороне листьев свой жар и пыль, и духоту и солнечный удар, и прочую ерунду – по эту сторону оказывается лишь солнечная теплота.
***
Этот дом был деревянный. Сумрак ночи утреннего дня. Странным казалось в нем все, и в то же время – все было обычным. Словно кто-то взял и ковырнул твои воспоминания самого раннего детства, после чего воплотил их в живой древесине, не стал красить, но обложил каким-то таинственным заклятием и перенес назад во времени. Так, чтобы когда ты его найдешь, дом выглядел старым, но чтобы ты понял – он стоит тут и дожидается именно тебя.
В доме было много пыли. Казалось – тут никто не жил. И если и жил, то старался не выдавать себя ничем. Если сдвинуть предметы – остается след на тонком слое пыли. Любой эксперт твердо, ссылаясь на свой опыт, заявил бы – тут никто не появлялся как минимум с год, если не больше. На самом деле официально этот дом пустовал как минимум двадцать лет.
Удивительно, что его еще не снесли. Наверное – все-таки это была магия.
***
Вика прошла вдоль всех стен, ища следы потайной комнаты, либо чего-то еще, что дало бы ответ на вопрос, который уже с час вертелся у неё в голове. На самом-то деле вопроса было два. Первый: уж не сон ли это. А когда она задавала второй – наливали чай. Вика попалась так легко и внезапно, что все, что она смогла сделать – это попросить не класть сахара, зато положить побольше клубничного варенья.
Читать дальше...Свернуть )

Schere


Солнце светило только днем. Оно было мягко-настойчивым и пасторальным как Клиффорд Саймак, оно оставляло на душе ожоги паяльной иглы по деревянной доске. На свету Амэ чувствовала себя деревом. Было приятно.
Приятно расти.
Амэ дышала.
Когда вставала Луна – что-то менялось, даже в ней самой. Даже в мире зеркала, которым была она сама. Стоило вытянуть руку – и в руке окажется Луна. Можно танцевать. Это как магия, только ты в ней одна.
Обычно Амэ бежала вперед по верхушкам деревьев. Она никак не могла заставить себя просто идти.

Старшие Арканы:

Дурак.
У неё был кот. Или она – у этого кота. Черный, словно влюбленная ночь. Пушистый – словно ты сама влюблена. И зеленые глаза, словно хотели добра, они напомнили Амэ старую медь.
Девочка стояла на кресте, погнутом кресте у дальнего конца кладбища. А кот сидел на старой плите. Зеленые побеги вьюнка и зеленые глаза кота, смеющиеся таким холодным светом, словно сама доброта.
Статуя, - подумала Амэ серьезно.
Нет, она, конечно, знала, что девочка жива, просто ей было так приятно думать, приятно было осознавать, что можно именно сейчас не сопротивляться наваждению.
Статуя в полосатых гетрах не покачнулась даже при порыве ветра, отворившем старые ворота со скрипом. Ветер влетел внутрь и стал играть меж могил. Несколько раз он перевернулся, словно примериваясь к своему новому месту жития и разогнавшись, врезался в крест, на котором стояла та девочка.
Крест скрипнул и выплюнул из себя опилок горсть. Они упали на мраморную плиту с какими-то письменами от людей по людям и для людей.
Кот смотрел с укором. Статуя, молча села и погладила деревянный крест.
Дерево, - подумала Амэ. – Так он деревянный, как всегда…
-Вернулся. – Сказала та девочка.
А Амэ тихо ушла.

Императрица.
Нос её был курносый, а свои волосы она всегда подстригала сама. Каждый раз, как звучало её имя, к нему хотелось прибавить «–сама»*1 Она одевалась просто, пока её не встретил и никогда не показывала своих глаз. Эти торчащие и грубо остриженные волосы и челка, скрывавшая оба глаза. Она носила трусики. Но только для того, чтобы прятать в них ножницы. Это были особые ножницы, а может – у неё были особые руки – но в скорости они не уступали любому клинку. Она резала ими бумагу и подстригала в одиночестве кусты, а иногда и свою школьную форму. Её одежда очень часто напоминала матроску, в любом случае были две белые и одна тонкая синяя полоска, был галстук-бабочка, и синяя юбка – тоже была. Она драпировалась в неё как Аянами Рей, именно ей мятая одежда шла больше чем разглаженная. Она спала на занятиях, лицом на парте – руки на коленях, но не сказать, что любила это дело. Просто – спала, иногда просыпалась и будила всех хохотом или плачем. Возможно, это был смех сквозь слезы, а может и слезы пытались сдержать растущий в ней смех. Она смеялась громко, а плакала тихо и всегда – невпопад, она отвечала у доски так тихо, что и классу приходилось молчать и учителю приходилось понижать голос и никто так и не понял, даже не подумал над тем – а почему он молчит, когда она говорит? Её никто не дразнил, хотя мог бы, она никого не дразнила, хотя очень могла. Её часто обижали, но она никогда не обижалась, она очень часто обижала как одноклассников, так и взрослых, но на неё никто и никогда не обижался. Она не говорила ничего интересного на самих занятиях, возможно интересным был её голос, а может интересной была она сама. Зато после занятий невозможно было предугадать её поступка. Впрочем, обычно она быстро уходила домой. Она не любила когда её отвлекают, но никогда не возмущалась, придумывала разные вещи, и смотрела, как другие приводят её планы в жизнь.
С каких-то пор я начал видеть её по ночам. Однажды мы танцевали в старом необычном городе, он целиком состоял из нагромождения деревянных загадочных игрушек и еще более странных фантазий. Я видел этот град впервые и, однако приходилось признать, что все в нем – мое.
Однажды она попробовала читать на перемене, но быстро оставила эту затею, так как на неё стали смотреть. Все оставшиеся перемены в этом и следующем годах она спала, уткнувшись лицом в парту. Никто и никогда не знал, спит ли она на самом деле или притворяется.
Иногда приходилось её будить после окончания всех занятий. Когда девочка поднимала на меня свои тёмные и загадочные, такие спокойные и внимательные глаза, со сна она казалось уж слишком необычной. На парте оставалась лужица слюни, а солнце, смущаясь, заходило за окрестные постройки.
Однажды я попробовал её, и оказалось, что она сладка как мед. Я заболел и не ходил неделю в школу. Она пришла за мной и вывалила в корзину для бумаг все мои учебники, тетрадки, зажигалкой подожгла дневник и выкинула горящее ведерко в окно. Она сказала, что у меня «синдром отмены» и теперь я зависим от её слюни. После чего нисколько не смущаясь, сунула палец в свой рот царственным жестом, а после протянула его мне.
И пришлось тут согласиться, что она…

Лизнуть палец и перевернуть страницу...Свернуть )
This page was loaded июл 16 2019, 8:26 am GMT.